НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Сборник

"Право на человеческое достоинство и неприкосновенность личности", сборник исследовательских работ
ПРАВО НА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ДОСТОИНСТВО И НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Сборник исследовательских работ

 

Гащенко М.С.
Соблюдение прав человека органами внутренних дел в ходе административного и уголовно-процессуального задержания и применения к гражданам задержания в качестве меры процессуального принуждения либо ареста в качестве административного взыскания на территории Пермского края в 2005-2007 годах.

 

О проблемах, связанных с задержанием, административным арестом граждан, и о целях мониторинга

Мониторинг соблюдения прав человека при выполнении сотрудниками милиции процедуры задержания, а также после применения к нему данной меры вызван необходимостью дать независимую оценку во-первых: обоснованности действий представителей правопорядка, во-вторых: следованию органов власти установленному законом порядку соблюдения одних из фундаментальных прав и свобод человека: права на личную неприкосновенность, неприкосновенности частной жизни, права на информацию, права на справедливый суд. В ходе мониторинга для нас также было важно дать оценку соблюдения представителями правоохранительных органов запрета пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Вхождение России в международное правовое пространство, присоединение к международно-правовым общепризнанным принципам, нормам и обычаям, тенденции к мировой унификации права, а кроме того, возникновение таких международно-правовых институтов, как Европейский суд по правам человека и таких международных организаций, как Комитет ООН против пыток, Европейский комитет по предотвращению пыток предполагает внесение изменений в обвинительный характер расследований и судопроизводство, которое должно быть преобразовано в правосудие, основанное на принципах справедливости, состязательности и равноправии сторон, а также соблюдения прав человека.

Именно после трансформации основных международных принципов в российскую правовую систему, стало очевидным несоответствие обязательств государства по отношению к гражданам и практически сложившейся объективной правоприменительной действительности. Пожалуй, в наиболее значительной форме неготовность органов государства функционировать, руководствуясь принципом соблюдения прав и свобод человека, проявляется в отношениях, связанных с уголовным судопроизводством.

Пермский региональный правозащитный центр также в своей деятельности не смог не выделить весьма распространенную проблему нарушения права граждан не подвергаться пыткам и жестокому обращению со стороны органов государства. Особенно это касается тех систем общественных отношений, которые принято называть "закрытыми". Другими словами, систем, в которых человек не выступает полноправным субъектом перед государством, а является зависимым, подконтрольным.

Среди стадий уголовного процесса особенно следовало бы выделить такую меру процессуального принуждения, как задержание. По нашим наблюдениям именно в рамках этой стадии чаще всего нарушаются права человека. Объяснить это можно тем, что сотрудники милиции нередко используют уязвимость человека оказавшегося в иных статусных и материальных условиях, остро переживающего личную и информационную изолированность, глубоко осознающего свою ущербность и ограниченность своих возможностей. Массированное давление на задержанного человека превышает установленные законом ограничения, но условия, при которых это происходит, и признательный результат снижают до минимального риск привлечения к ответственности должностного лица.

Еще одной процедурой, при которой существенно нарушаются права человека, можно признать задержание в рамках производства об административном правонарушении и исполнение административного наказания в виде административного ареста.

Не смотря на то, что административное правонарушение обладает гораздо меньшей степенью общественной опасности, чем преступление, а производство об административном правонарушении носит менее репрессивный характер, чем уголовное судопроизводство, человек в ходе применения к нему административных процедур нередко подвергается пыткам, жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению. Основываясь на опыте организации по работе с жалобами, это явление можно объяснить тем, что административное задержание и арест нередко связаны с поведением, нарушающим общественный порядок. Функции административного задержания, как правило, выполняют сотрудники постовых служб милиции, к уровню подготовки которых можно предъявить существенные претензии, а надзор за производством дела об административном правонарушении осуществляется в заявительном порядке.

 

О цели и методах исследования

Небольшое исследование, результаты которого представлены в настоящей статье, должно содействовать пониманию причин, предпосылок, условий, мотивов нарушения сотрудниками милиции процедуры задержания, а также нарушения прав человека в период применения к нему "задержания" как меры процессуального принуждения. Мы рассчитываем, что работа будет способствовать повышению эффективности общественного контроля над деятельностью милиции, укреплению мер противодействия применению органами милиции пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения при задержании и в продолжение применения данной меры принуждения.

Непосредственным предметом мониторинга стали: обоснованность применения к гражданам административного и уголовного задержания[1], соблюдение сотрудниками милиции законодательного порядка производства задержания, соблюдение прав граждан во время применения к ним задержания в качестве меры процессуального принуждения и во время применения к ним административного ареста в качестве наказания за совершение административного правонарушения в период с 2005 по 2007 годы.

Исходя из специфики исследуемого предмета, при проведении мониторинга применялись следующие методы:

    Анализ международных правовых актов, практики Европейского суда по правам человека, национального процессуального регулирования процедуры задержания, национальной законодательной и подзаконной регламентации порядка применения к гражданам задержания в качестве меры процессуального принуждения.

    Обобщение и предметный анализ письменных обращений граждан (в том числе, содержащихся в учреждениях, исполняющих наказание) в Пермский правозащитный центр и устных обращений граждан в общественную приемную организации.

    Анализ и обобщение практики ведения патронажных дел специалистами организации, выявление существующих проблем, закономерностей, формулирование общих выводов о нарушениях прав человека, имеющих место при производстве задержания и в продолжение применения данной меры процессуального принуждения, разработка рекомендаций и технологий, направленных на предотвращение, противодействие и пресечение нарушений, допускаемых сотрудниками и органами милиции по отношению к задержанным.

    Наблюдение за условиями учреждений, предназначенных для содержания задержанных по подозрению в совершении преступления и задержанных в административном порядке (изоляторы временного содержания МВД РФ, специальные приемники административно арестованных, оборудованные места в районных отделах внутренних дел, камеры для содержания административно задержанных), формулирование заключений и рекомендаций по результатам наблюдения.

    Интервьюирование должностных лиц прокуратуры, осуществляющих надзор за деятельностью милиции.

В ходе проведения мониторинга Правозащитный центр ставил перед собой задачу выявления проблем, существующих в системе органов внутренних дел, влекущих или способствующих нарушению прав человека при производстве задержания и в продолжение применения данной меры процессуального принуждения; а также задачу разработки технологий взаимодействия с МВД, как системой органов, с целью устранения существующих в ее деятельности проблем.

 

Общая характеристика процедуры и порядка задержания лица по подозрению в совершении преступления

Уголовно-процессуальное задержание - это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем или следователем по возбужденному уголовному делу, представляющая собой кратковременное лишение свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, с целью пресечения его преступной деятельности, предупреждения сокрытия подозреваемого от следствия и суда, воспрепятствования фальсификации подозреваемым доказательств и другим его попыткам помешать достоверному установлению обстоятельств уголовного дела.

Порядок и процедура применения задержания, как меры процессуального принуждения, регулируется Главой 12 УПК РФ.

Из сформулированного понятия уголовно-процессуального задержания, данную меру процессуального принуждения можно охарактеризовать с помощью следующих признаков:

    2) Суть задержания состоит в кратковременном лишении свободы.

    3) Цели задержания - пресечь преступную деятельность подозреваемого, предупредить сокрытие подозреваемого от следствия и суда, воспрепятствовать фальсификации подозреваемым доказательств, оказанию им воздействия на свидетелей и другим его попыткам помешать достоверному установлению обстоятельств уголовного дела.

    4) По смыслу ст. 91 УПК РФ задержание производится только после возбуждения уголовного дела на основании постановления органа дознания, дознавателя, следователя. Задержание на месте совершения преступления, в отсутствие вынесенного дознавателем, следователем постановления о возбуждении уголовного дела действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Однако, п. 87 Устава патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности, утвержденного Приказом МВД России 18.01.1993 г., регламентируется задержание подозреваемого на месте происшествия до возбуждения уголовного дела по факту совершенного преступления. А именно, постовые наряды милиции обязаны при получении сведений от граждан о совершаемых или совершенных преступлениях установить и записать все данные о заявителях: конкретное место совершения преступления, кем и против кого оно совершено или готовится и другую информацию, имеющую значение для раскрытия преступления, немедленно доложить об этом дежурному, начальнику городского или районного органа, принять меры к выявлению и задержанию лиц, совершивших преступление, оказанию помощи пострадавшим, установлению свидетелей и до прибытия следственно-оперативной группы обеспечить охрану места происшествия, неприкосновенность обстановки, сохранность следов и вещественных доказательств.

    5) Задержание в качестве меры процессуального принуждения может быть применено только к лицам, подозреваемым в совершении такого преступления, за которое Уголовным законом РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

    6) Задержание, как и любое процессуальное действие, может производиться только при наличии предусмотренных законом поводов и оснований. Производство задержания допустимо лишь при наличии одного из следующих оснований: а) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; б) когда потерпевшие или очевидцы укажут на лицо как на совершившее преступление; в) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления; г) при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, если: оно пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

    7) Срок задержания в соответствии со ст. 94 УПК РФ по общему правилу не может превышать 48 часов. Срок исчисляется с момента фактического задержания подозреваемого. Однако, п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ предусматривает возможность продления судом срока задержания, но не более чем на 72 часа с момента вынесения судом соответствующего постановления.

    8) Задержание по закону должно быть надлежащим образом оформлено. Протокол задержания подозреваемого подлежит составлению не позднее 3-х часов после его доставления в орган дознания или к следователю.

    9) Надзор за обоснованностью и законностью производства задержания осуществляется соответствующим прокурором. Ст. 92 УПК РФ обязывает должностных лиц, задержавших подозреваемого в преступлении лица, сообщать об этом прокурору в письменной форме.

    10) Ст. 96 УПК РФ закрепляет обязанность должностных лиц, производивших задержание, информировать кого-либо из близких родственников подозреваемого, причем, ограничивая данное обязательство 12 часовым сроком, исчисляемым с момента фактического задержания.

Следует отметить, что Главой 12 УПК РФ прямо не закреплены общие принципы, руководствуясь которыми сотрудники правоохранительных органов должны производить задержание. Однако данные принципы провозглашаются в общих положениях УПК РФ, в Конституции РФ и международно-правовых актах. Поэтому при производстве задержания должностные лица должны соблюдать запрет применения пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения; обеспечивать подозреваемому право на защиту с момента его фактического "захвата"; разъяснять задержанному существо правонарушения, в котором он подозревается, а также его права и обязанности.

 

Проблемы, возникающие в ходе задержания граждан по подозрению в совершении преступления

Следует указать на ограниченность проанализированной в ходе исследования информации. Мы рассматривали только обращения, поступившие в ПРПЦ (всего данные по 25 делам), что должно предполагать наличие определенных погрешностей в выводах. Кроме того, мы оперировали количеством сообщений, поступивших в Правозащитный центр в соответствующий период. Практика же свидетельствует, что сообщение о факте незаконного задержания, имевшего место в тот же временной отрезок, может поступить спустя длительное время. На охват исследуемой проблемы, с нашей точки зрения, влияет и латентность такого рода правонарушений. Возможные причины нами указывались выше.

В ходе проведения мониторинга задержания граждан по подозрению в совершении преступления мы столкнулись со значительным количеством однотипных правонарушений со стороны сотрудников милиции.

Так, например, к группе риска подвергнуться незаконному задержанию относятся такие незащищенные категории граждан, как несовершеннолетние, лица по внешним признакам и личным данным похожие на иностранных граждан, лица, ранее привлекавшиеся к уголовной или административной ответственности, лица, систематически обращавшиеся в правоохранительные органы с заявлениями или жалобами, лица, злоупотребляющие спиртными напитками, или иные граждане по каким-либо причинам самостоятельно не способные к защите своих прав. Задержание по подозрению в совершении преступления чаще производится в вечернее или ночное время суток.

Наверное, самой распространенной проблемой можно назвать необоснованность задержания и фальсификацию его оснований. Под необоснованностью задержания скрывается огромное множество причин и вариантов поведения сотрудников правоохранительных органов. Однако все эти случаи объединены одним общим признаком - отсутствием оснований, предусмотренных ст. 91 УПК РФ. Это означает, что в момент задержания у милиционеров отсутствует информация о том, что очевидцы или потерпевшие указали на задержанного гражданина, как на лицо совершившее преступление; о том, что на одежде, вещах гражданина имеются явные следы преступления; о том, что он был застигнут на месте преступления. Оппонирующие этому утверждению представители правоохранительных органов чаще всего ссылаются на часть 2 ст. 91 УПК РФ, которая дает им право производить задержание любого человека при наличии иных оснований подозревать гражданина и в случае, если его личность не установлена. Практика же Пермского регионального правозащитного центра свидетельствует о том, что во многих случаях сотрудники милиции задерживают лицо, действия которого не содержат признаков состава преступления и не дают оснований подозревать его в этом; либо сотрудники милиции умышленно и осознанно задерживают человека явно не причастного к совершению преступления, чтобы путем угроз или применения физического насилия задержанный признался, что преступное деяние совершил именно он.

Пример 1. Около 1 час. 00 мин. 14.01.2006 г. сотрудники ОУР ОВД Ленинского района г. Перми и УВД г. Перми по подозрению в совершении грабежа задержали несовершеннолетнего Г. При задержании сотрудники милиции сразу же стали применять к Г. физическую силу, в частности, заламывали ему за спину руки, повалили на пол, наступали ногами на кисти рук, при выводе из подъезда ударили Г. головой о железную входную дверь. В процессе доставления в Индустриальный РУВД г. Перми в машине один из сотрудников милиции также в отсутствие законных оснований применял физическую силу к Г., всячески оскорблял его. После доставления в РУВД в течение нескольких часов сотрудники ОУР работали с Г. по поводу имевшегося в отношении него подозрения, при этом сотрудники ОУР применяли к Г. физическую силу, угрожали ему и унижали его словесно в целях принуждения к признаниям в совершении преступления. Отпущен Г. из РУВД был под утро 14.01.2006 г. Подозрение Г. в совершении преступления не подтвердилось.

Нужно ли говорить, что в подобных описанной ситуациях нарушаются право на личную и физическую неприкосновенность человека, т.е. фундаментальные права.

Распространена ситуация, когда задержание производится необоснованно по причине немотивированного объявления гражданина в розыск. Конечно, оперативно-розыскная деятельность сотрудников правоохранительных органов существенно упрощается, если гражданин, необходимый для производства проверочных или следственных мероприятий находится в непосредственном распоряжении должностного лица. Для обеспечения быстроты проведения необходимых оперативных мероприятий, не обращая внимания на неизбежные при этом нарушения и прав человека, и процессуального законодательства, искомый гражданин нередко объявляется сотрудниками милиции в розыск, не смотря на то, что гражданин не скрывается, имеет постоянное место жительства. При обнаружении и задержании человека, находящегося в розыске, а также производстве всех необходимых оперативных или следственных действий, его отпускают без составления протокола задержания. Вышеизложенные обстоятельства дают основание полагать, что произведенное таким образом задержание было необоснованно и незаконно.

Как правило, при явно умышленном необоснованном задержании гражданина, не получив подтверждений имевшемуся подозрению, сотрудники милиции, не составляя протокола задержания, вменяют гражданину совершение административного правонарушения, фальсифицируя при этом основания произведенного задержания.

Причем, исходя из всех зафиксированных нами случаев, необоснованно задержанным по подозрению в совершении преступления гражданам, чаще всего вменялось деяние, совершенное уже после его фактического задержания и формально подпадающее под признаки административного правонарушения, без учета обстоятельства его совершения в состоянии необходимой обороны, когда человек пытался воспрепятствовать необоснованному задержанию.

Пример 2. Около 22 час.00 мин. 12.04.2006 г. Б. был задержан сотрудниками милиции и доставлен в Краснокамский ОВД по подозрению в совершении кражи; примерно до 12 час. 00 мин. 13.04.2006 г. в качестве задержанного по подозрению в совершении преступления Б. находился в Краснокамском РОВД, где его опрашивали сотрудники ОУР, однако протокола задержания подозреваемого составлено не было. Около 13 час. 00 мин. 13.04.2006 г. УУМ Краснокамского ОВД в отношении Б. были сфальсифицированы документы об административном правонарушении по ч.1 ст.20.1 КоАП РФ, на основании которых Б. был задержан в Краснокамском ОВД ещё на двое суток (до 13 час 00 мин.).

Во многих случаях обращения граждан в ПРПЦ по факту незаконного производства их задержания, наблюдалось нарушение права задержанного на получение информации о причинах и поводах задержания, о сути правонарушения, в совершении которого человек подозревается. Данное нарушение также в различных ситуациях обусловлено двумя обстоятельствами: низким уровнем профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов; стремлением сотрудников, производящих задержание, ограничить предоставление информации. Цель, которая при этом преследуется, по нашему мнению, связывается с ограничением способов и возможностей защиты подозреваемого, а также с созданием страхующих условий собственной безнаказанности. Может встречаться и просто халатность.

Пример 3. 29.09.2006 г. в ПРПЦ от гражданина С. поступило заявление, из которого следует, что в ночь с 4 на 5.01.2006 г. он был задержан сотрудниками Гайнского РОВД без объяснения причин и оснований. Через некоторое время после доставления в дежурную часть Гайнского РОВД гражданин С. подвергся избиению со стороны неизвестного лица в присутствии сотрудников милиции; как выяснилось, избивавшее С. лицо также является сотрудником милиции, избиение происходило на том основании, что С. совершил в отношении указанного милиционера правонарушение.

Так, например, в ситуации, когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, застигнуто на месте его совершения, то сотрудники милиции не видят необходимости в разъяснении задержанному повода, причин и оснований его задержания.

В другом случае, когда гражданин был задержан в связи с тем, что на него, как на лицо, совершившее преступление, указали потерпевший и очевидцы преступления, оперативные сотрудники отказались разъяснить повод и основания задержания, посчитав, что это существенно ограничило бы их возможности в получении информации об обстоятельствах совершения преступления.

Работая с обращениями граждан в приемную ПРПЦ, невольно приходишь к мысли и о том, что в случаях явно необоснованного, беспричинного задержания, сотрудники милиции умышленно не разъясняют поводы и основания задержания и доставления человека в РОВД, оставляя тем самым возможность фальсификации основания задержания.

Пример 4. Около 21 час. 30 мин. 12.03.2005 г. несколько сотрудников милиции прибыли домой к супругам Б. и потребовали проследовать с ними в Ленинский РОВД г.Перми, отказавшись сообщить причины такой необходимости. После доставления в Ленинский РОВД около часа Б. ожидали в дежурной части оперуполномоченного, который, как им пояснили, должен был взять у них объяснения. При этом им было категорически запрещено пользоваться имевшимися у них с собой сотовыми телефонами, в том числе отвечать на входящие звонки, также им запрещалось общаться между собой. Взятие объяснений у Б. закончилось около 00 час. 30 мин. 13.03.2005 г., после чего они были отпущены домой. Как выяснилось, причиной указанных выше действий сотрудников милиции являлись следующие обстоятельства. В производстве Ленинского РОВД находился материал проверки по сообщению о хищении сотового телефона. При этом у лица, проводившего проверку, имелись ошибочные данные о том, что с сотового телефона одного из супругов Б. совершались звонки на номер похищенного телефона, что дало основания подозревать последнюю в причастности к хищению сотового телефона.

Следует добавить, что на практике, установление отказа сотрудника милиции от выполнения обязанности разъяснения подозреваемому поводов и основания задержания, как юридического факта, почти невозможно, так как данное обстоятельство ни в каких процессуальных документах не фиксируется. Поэтому, все вышеуказанные выводы мы делаем только на основании утверждений лиц, подвергшихся задержанию.

После доставления подозреваемого в РОВД и при составлении протокола задержания, продолжает нарушаться право подозреваемого на получение информации о преступлении, в котором он подозревается; о его процессуальных правах и обязанностях. Ознакомление с соответствующими статусу процессуальными правами подлежит обязательной фиксации в протоколе задержания, и данная графа протокола заполняется самим задержанным по требованию сотрудников милиции. В действительности же, это право должностным лицом не обеспечивается, т.е. права им не зачитываются, не разъясняются, а подпись подозреваемым ставиться автоматически.

Пример 5. 30.05.2007 г. в ПРПЦ обратился гражданин П. с заявлением, из которого следует, что около 23 час. 00 мин. 09.04.2007 г. он был задержан сотрудниками милиции Дзержинского РОВД г. Перми по подозрению в совершении преступления (грабежа). Права и обязанности подозреваемого в совершении преступления не разъяснялись и не обеспечивались. П. был отпущен из Дзержинского РОВД г. Перми днём 10.04.2007 г., однако по поводу указанного задержания какого-либо протокола составлено не было.

В большинстве обращений, поступивших в ПРПЦ период с 2005 по 2007 годы, содержатся жалобы на незаконное применение к задержанным сотрудниками правоохранительных органов физической силы и специальных средств.

Речь, прежде всего, идет о применении физической силы (60-66% от всех обращений за все 3 изучаемых года) и в отдельных случаях об использовании при задержании специальных средств. В большинстве случаев, физическая сила к лицам, подозреваемым в совершении преступления, применяется: 1) во время фактического задержания (захвата) подозреваемого; 2) во время доставки подозреваемого в РОВД; 3) во время оперативной работы по подозрению в РОВД.

Можно предположить, что сотрудники милиции отдают предпочтение физической силе перед спецсредствами, так как этот способ воздействия на подозреваемого является оптимальным вариантом для его устрашения. Кроме того, как правило, задержание производится сотрудниками оперативных подразделений милиции, которые для своей повседневной деятельности в меньшей степени обеспечиваются специальными средствами (в отличие от патрульно-постовых служб). Применение же при задержании табельного оружия является чрезмерной мерой, связанной с повышенной ответственностью.

В соответствии со статьями 12-14 Закона "О милиции" незаконность применения физической силы можно определить как необоснованное её применение, либо нарушение порядка её применения. Физическая сила может применяться для пресечения преступлений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей. Так как, задержание применяется при наличии данных, явно указывающих на лицо, совершившее преступление, в половине рассмотренных случаев применение физической силы было вызвано объективной необходимостью пресечения попыток скрыться и принуждения к подчинению законным требованиям. В качестве примера обоснованного применения физической силы можно привести следующий ниже.

Пример 6. Задержанный по подозрению в совершении преступления был доставлен в районный отдел милиции и помещен в камеру в дежурной части. После прихода должностного лица уголовного розыска, подозреваемый отказался выйти из камеры для производства оперативно-розыскных мероприятий. В связи с этим, он был предупрежден сотрудниками дежурной части о возможном применении к нему физической силы, в случае невыполнения их законных требований. Однако в связи с повторным отказом подозреваемого выходить из камеры, оперативным дежурным к задержанному была применена физическая сила и обеспечена его явка для участия в оперативных мероприятиях.

С другой стороны, когда обычные ненасильственные методы работы обеспечивают выполнение возложенных на милицию обязанностей, говорить об обоснованности применения физической силы не приходится.

Пример 7. Около 1 час. 00 мин. 14.01.2006 г. сотрудники ОУР ОВД Ленинского района г. Перми и УВД г. Перми по подозрению в совершении грабежа задержали несовершеннолетнего Г. При задержании сотрудники милиции сразу же стали применять к Г. физическую силу, в частности, заламывали ему за спину руки, повалили на пол, наступали ногами на кисти рук, при выводе из подъезда ударили Г. головой о железную входную дверь. В процессе доставления в Индустриальный РУВД г. Перми в машине один из сотрудников милиции также в отсутствие законных оснований применял физическую силу к Г., всячески оскорблял его. После доставления в РУВД в течение нескольких часов сотрудники ОУР работали с Г. по поводу имевшегося в отношении него подозрения, при этом сотрудники ОУР применяли к Г. физическую силу, угрожали ему и унижали его словесно в целях принуждения к признанию в совершении преступления.

В данном случае, не только отсутствовали действительные основания для применения к задержанному физической силы, но и был нарушен порядок ее применения. Несовершеннолетний Г. не был застигнут на месте преступления, он находился по месту своего постоянного проживания. Во время прихода сотрудников милиции Г. не пытался скрыться, а проследовал по их требованию в РУВД Индустриального района г. Перми. Никакого противодействия сотрудниками милиции он не оказывал до того момента, пока к нему не был применен боевой прием. Соответственно, после его применения, Г. предпринимал попытку самозащиты и пытался высвободиться.

В большинстве случаев необоснованное применение сотрудниками милиции физической силы объясняется неблаговидными целями: предварительного устрашения, подавления воли подозреваемого, принуждения к признанию в совершении преступления и написанию явки с повинной.

Пример 8. В ночь с 11 на 12.08.2006 г. Б. был задержан по подозрению в совершении преступления сотрудниками Свердловского РУВД г. Перми. Днём 12.08.2006 г. в ходе работы оперативников с Б. в целях получения от него "явки с повинной" к Б. применялось физическое насилие путём нанесения ударов руками и ногами по различным частям тела, в том числе по голове.

В большинстве же анализируемых случаев при задержании сотрудниками милиции нарушается требование закона об определенном порядке применения физической силы к подозреваемому.

Порядок применения физической силы регулируется ст. 12 Закона "О милиции". В случае наличия оснований для применения физической силы, сотрудник милиции обязан: предупредить о намерении применить физическую силу, предоставив при этом достаточно времени для выполнение требований сотрудника милиции; стремиться в зависимости от характера и степени опасности правонарушения и лиц, его совершивших, и силы оказываемого противодействия к тому, чтобы любой ущерб, причиняемый при этом, был минимальным; обеспечить лицам, получившим телесные повреждения, предоставление доврачебной помощи и уведомление в возможно короткий срок их родственников; уведомить прокурора обо всех случаях смерти или ранения.

Существуют ситуации, когда промедление в применении физической силы может создать непосредственную опасность жизни и здоровью граждан и сотрудников милиции, может повлечь иные тяжкие последствия, или когда такое предупреждение в создавшейся обстановке является неуместным или невозможным.

Однако во всех иных случаях применения физической силы, должностные лица её применяющие обязаны предупредить о своем намерении.

Пример 9. Вечером 26.10.2006 г. В. был задержан в квартире, где он проживает с семьёй, по подозрению в совершении преступления (разбоя) сотрудниками ОМОН ГУВД по Пермскому краю; при этом в момент фактического задержания и доставления в Свердловский РУВД г. Перми сотрудниками ОМОН к В. при отсутствии законных оснований была применена физическая сила - неоднократное нанесение ударов ногами по различным частям тела. При этом сотрудники ОМОН не предупредили В. о своем намерении применить к нему физическую силу, не высказывали требований, не предоставили достаточного времени для их выполнения, не пытались минимизировать ущерб, не обеспечили В. ни доврачебной, ни врачебной помощи, не зафиксировав при этом нанесенные В. телесные повреждения.

На основании имеющихся в ПРПЦ обращений можно сделать вывод о том, что сотрудники милиции при применении физической силы вообще не стремятся к тому, чтобы причиняемый при этом ущерб, был минимальным.

Для применения специальных средств также предусмотрены специальные основания и порядок, аналогичный порядку применения физической силы.

Спецсредство наручники может применяться для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления, для задержания лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться; для доставления задерживаемых лиц в милицию, конвоирования и охраны задержанных, а также лиц, заключенных под стражу, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе или оказывают противодействие сотруднику милиции.

Спецсредство резиновая палка может применяться для отражения нападения на граждан или сотрудников милиции; для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления, для пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи и организаций.

Спецсредство электрошок применяется для отражения нападения на граждан и сотрудников милиции; для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления; для задержания лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться; для задержания лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они намерены оказать вооруженное сопротивление.

Служебная собака применяется во всех иных случаях, кроме пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи и организаций; остановки транспортного средства, водитель которого не выполнил требование сотрудника милиции остановиться.

По имеющейся у нас информации, чаще всего сотрудники милиции при задержании применяют наручники и резиновую палку, причем действительные основания для их применения имеются далеко не всегда.

Пример 10. Около 1 час. 00 мин. 16.06.2006 г., следуя на своём автомобиле по г. Чусовой, Л. был остановлен сотрудниками ДПС. На почве личных неприязненных отношений Л. подвергся избиению со стороны начальника ГИБДД, находившегося в нетрезвом состоянии. Через некоторое время после избиения в отсутствие понятых был проведён личный обыск Л. и обыск его автомобиля, в ходе которого, по мнению Л., сотрудники милиции подбросили ему какие-то предметы, а затем надели на Л. наручники и доставили его в Чусовской ОВД.

Применение наручников в данном случае, было явно необоснованным, так как подвергшийся задержанию Л. Сопротивления милиционеру не оказывал, скрыться не пытался, не намеревался совершить побег, причинить вред окружающим или себе, не собирался оказывать какое-либо противодействие. Не был в данном случае соблюден и порядок применения наручников: Л. не предупредили о намерении их использовать, не предоставили времени, достаточного для того, чтоб выполнить все предъявленные требования, не учли характер и степень опасности Л.

Мотивация применения к лицам, подозреваемым в совершении преступления, специальных средств по сути схожа с мотивацией применения физической силы: подавление воли задержанного, предварительное запугивание, превенция противоправного поведения в будущем, понуждение к активному содействию задержанного сотрудникам милиции, дача признательных показаний или показаний, изобличающих кого-либо.

С проблемой незаконного применения физической силы и специальных средств очень тесно связана проблема неоказания задержанным медицинской помощи, отказа в фиксации имевшихся или нанесенных телесных повреждений. Так, из всех зафиксированных ПРПЦ случаев применения физической силы и спецсредств к подозреваемым в совершении преступления, ни одному из задержанных медицинская помощь не оказывалась, не были освидетельствованы телесные повреждения.

Нами зафиксировано только 2 типа ситуаций, когда сотрудники милиции оказывают либо доврачебную помощь либо обеспечивают скорую медицинскую помощь: это случаи, когда задержанный, находясь в болезненном состоянии, привлекается к участию в следственных действиях, и когда болезненное состояние подозреваемого опасно для его жизни.

Пример 11. 18.09.2007 г. шестеро несовершеннолетних были задержаны сотрудниками милиции по подозрению в совершении особо тяжкого преступления и доставлены в РОВД Дзержинского района. Во время оперативных мероприятий в отсутствие адвоката и законного представителя на одного из несовершеннолетних подозреваемых оказывалось психологическое воздействие, в связи с чем подросток потерял сознание. Оперативными сотрудниками уголовного розыска ему была оказана доврачебная помощь (предоставлен нашатырный спирт) с целью обеспечения дальнейшего участия в процессуальных действиях.

Пример 12. 22.02.2007 г. в 18.00 гражданка К. (инвалид с детства, передвигается с помощью костылей) была задержана по подозрению в совершении преступления. Находясь в дежурной части УВД, К. уведомила (с предоставлением соответствующих документов) следователя и начальника ИВС о наличии у нее инвалидности, заболевания "астма" и гипертонической болезни, в связи с этим у начальника ИВС возникли сомнения в правомерности помещения К. в изолятор. Однако следователь обязалась представить медицинскую справку о возможности содержания задержанной в ИВС. В связи с имеющимися у К. заболеваниями, ее состояние во время нахождения в дежурной части ухудшилось, для оказания ей медицинской помощи была вызвана скорая, которая установила диагноз НЦД по гипертоническому типу. Однако, не смотря на состояние здоровья К. и ее постоянную потребность в костылях, она была доставлена не в медицинское учреждение, а в 24.00 водворена в камерное помещение ИВС.

На этапе применения к человеку, подозреваемому в совершении преступления, меры процессуального принуждения актуальной для него становится проблема своевременного получения квалифицированной юридической помощи.

Во всех известных нам случаях задержания по подозрению в совершении преступления, юридическая помощь задержанному с момента фактического задержания не была обеспечена.

В соответствии со статьей 50 УПК РФ (см. также п.-п. "с" п. 3 ст. 6 ЕКПЧ) гражданин имеет право пригласить защитника, выбранного им самим либо иными лицами (например, родственниками) с согласия подследственного, а назначение защитника лицом, осуществляющим уголовное преследование, может производиться лишь в исключительных случаях. На практике же, как правило, независимо от наличия у подследственного фактической возможности нанять защитника самостоятельно или через иных лиц, на начальном этапе уголовного преследования в деле участвует защитник по назначению. Его мотивы - оказать квалифицированную юридическую помощи подследственному справедливо можно поставить под сомнение. Во всяком случае, он часто не пользуется доверием у самого подследственного, поскольку последним такой адвокат воспринимается как человек следователя. Действительно, в отдельных случаях такой защитник оставляет без внимания даже факты явных грубых нарушений законности и прав подследственного со стороны следователя, тем самым фактически выступая соучастником этих правонарушений.

Самостоятельным видом нарушения права задержанного подозреваемого на помощь защитника, широко распространенным в практике правоохранительных органов, является нарушение требования (нормы) п.-п. "а" п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ. В нарушение указанной нормы УПК РФ помощь защитника задержанному впервые обеспечивается лишь спустя несколько часов после момента фактического задержания, в лучшем случае, к моменту его первого допроса, который должен быть проведен в течение 24 часов с указанного действия. При этом следует также учесть, что момент фактического задержания подозреваемого часто протоколируется неверно, "с запасом" в несколько часов, а то и суток, что еще более отдаляет первую встречу задержанного с защитником. Образующийся таким образом временной задел, когда подозреваемый не имеет доступа к защитнику, активно используется правоохранительными органами для "обработки" подозреваемого, в том числе с использованием недопустимого обращения, в целях получения от него признаний в совершении преступления.

По нашему мнению, особо следует обратить внимание на повсеместно распространенное нарушение права на защиту при проведении "оперативно-розыскных мероприятий" (ОРМ) с подследственным, когда его защитник отсутствует. Как правило, речь идет о таком виде ОРМ, как опрос (сами оперативники на практике упорно называют это ОРМ беседой). Наиболее интенсивно такие "беседы" проводятся непосредственно после момента фактического задержания, в течение первых нескольких часов, а то и суток после указанного момента, когда задержанный фактически лишен доступа к защитнику. В последующем такие "беседы" проводятся без предварительного уведомления. Расчет делается на внезапность и на отсутствие у подследственного поддержки со стороны защитника. Все эти факторы уже сами по себе делают подследственного более сговорчивым... Серьезность рассматриваемого правонарушения становиться более очевидной, если учесть, что результаты этих бесед, а затем в том или ином виде - показания оперативников в качестве свидетелей, "чистосердечное признание", заявление следователю о желании дать правдивые показания и др. - представляются в качестве доказательств обвинения и эти доказательства часто принимаются судами в качестве допустимых. Также следует учитывать, что конечная цель бесед - дача подследственным "признательных" показаний следователю. По нашему мнению, проведение с подследственным оперативных "бесед" в отсутствие его защитника противоречит требованиям ст.46 Конституции РФ и ст.6 ЕКПЧ.

Еще один широко распространенный вид нарушения права на помощь защитника относится к ситуациям, когда подследственный не имеет возможности нанять защитника и в деле участвует защитник по назначению. В таких случаях очень часто в нарушение ч. 7 ст. 49, ч. 3 и ч. 4 ст. 50, ст. 52 УПК РФ защитники по ходу расследования сменяются по нескольку раз. При таких обстоятельствах, с нашей точки зрения, право подследственного на защитника обеспечивается лишь формально.

Перечисленные выше виды нарушения права задержанного подозреваемого на помощь защитника находятся в тесной взаимосвязи и поэтому в конкретных делах они встречаются, как правило, одновременно. За рассматриваемый период в ПРПЦ зафиксировано 14 таких случаев.

Из обращений граждан, подвергавшихся задержанию, проглядывает еще одна проблема - хищение сотрудниками милиции имущества подозреваемых. В ходе задержания сотрудники позволяют себе незаконное изъятие и присвоение средств телефонной связи, денежных средств и иных ценных вещей (часы, барсетки, ключи от жилого помещения или квартиры).

Пример 13. 14.03.2007 г. в ПРПЦ обратился Д. с заявлением, из которого следует, что около 18 час. 00 мин. 03.02.2007 г. 2-мя на улице в Индустриальном районе г. Перми он был остановлен сотрудниками милиции (ППС), которые, сообщив Д., что он похож на разыскиваемого преступника, обыскали его, похитив деньги (1000 рублей), а затем в ответ на замечание Д. нанесли ему несколько ударов по голове, в результате чего он потерял сознание.

За рассматриваемый период в ПРПЦ зафиксировано 15 случаев нарушения порядка информирования родственников задержанного о факте его задержания.

Следует иметь в виду, что обязанность правоохранительных органов по информированию родственников задержанного о факте задержания возникает не во всех случаях. Например, эта обязанность отсутствует, когда задержание происходило в присутствии кого-либо из родственников. Кроме того, согласно КоАП РФ родственникам должно сообщаться о задержании лишь в том случае, если задержанный сам об этом просит. В последнем случае, кстати, как правило, невозможно объективно установить, просил ли задержанный об информировании родственников или нет.

По нашим данным, не менее чем в 50 % случаев задержания, когда существует необходимость информирования об этом факте родственников задержанного, соответствующими должностными лицами правоохранительных органов допускаются нарушения требований законодательства о порядке такого информирования.

Пример 14. Около 21 час. 00 мин. 04.08.2005 г. несовершеннолетний житель г. Перми Х. был задержан на улице сотрудниками милиции по подозрению в совершении грабежа. Через некоторое время после доставления Х. в Индустриальный РУВД г. Перми. В отношении него был составлен протокол задержания, в котором был указан адрес места жительства и домашний телефон Х. и его родителей. Еще через некоторое время, уже в ночное время, он был допрошен следователем в качестве подозреваемого. Родителям Х. о его задержании было сообщено лишь утром 05.08.2005 г. Между тем, согласно ч. 3 ст. 424 УПК РФ о задержании несовершеннолетнего подозреваемого его законные представители (родители) должны уведомляться незамедлительно. Согласно ст. 48, ч. 1 и ч. 2 ст. 426 УПК РФ законным представителям (родителям) несовершеннолетнего задержанного должно обеспечиваться право участия в его первом допросе в качестве подозреваемого.

Следует заметить, что несоставление обязательного протокола задержания также является весьма распространенным процессуальным нарушением прав подозреваемого. К данному правонарушению сотрудники милиции прибегают в случае, если подозрение, имевшееся в отношении лица, не подтвердилось, либо проведенная с ним оперативная работа не принесла положительных процессуальных результатов. В такой ситуации, при освобождении задержанного протокол задержания не составляется вообще, либо фальсифицируется материал об административном правонарушении. Тогда задержание приобретает административный характер.

Однако, и в том случае, когда протокол задержания составляется, сотрудниками милиции допускаются нарушения следующего характера:

1. В протоколе задержания указывается время производства задержания и время, когда подозреваемый был отпущен, не соответствующее действительности.

2. В протоколе задержания не указываются основания и повод для задержания, а также суть преступления, в котором лицо подозревается.

3. В протоколе задержания нет указаний на наличие у подозреваемого телесных повреждений.

4. В протоколе задержания не указывается, с какого момента подозреваемому обеспечивалась юридическая помощь.

5. В протоколе задержания не делается отметка о разъяснении подозреваемому его процессуальных прав.

За рассматриваемый период нами было зарегистрировано 14 случаев нарушения требований законодательства к порядку процессуального оформления задержания. При этом: в 7 случаях протокол отсутствовал, в 2 случаях протокол был составлен несвоевременно, в 3 случаях в нем неверно указывалось время производства задержания, в 2 случаях имеются основания говорить о фальсификации материала об административном нарушении.

 

Общая характеристика процедуры и порядка задержания лица, совершившего административное правонарушение

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. А значит, недопустимым является злоупотребление своими правами, направленное на нарушение прав других граждан. В соответствии со ст. 5 ФЗ "О милиции" сотрудникам милиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. В целях предупреждения неправомерного ограничения или нарушения прав граждан при их административном задержании, законом устанавливаются основания и порядок осуществления мер, обеспечивающих производство об административном правонарушении.

Административное задержание - это кратковременное ограничение свободы физического лица, которое может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении (ст. 27. 1 КоАП РФ).

Не допускается задержание гражданина, если имеется реальная возможность установить его личность и обстоятельства происшествия, составить протокол об административном правонарушении на месте его совершения. Задержание не может быть применено и при наличии основания для назначения административного наказания в виде предупреждения или штрафа на месте совершения правонарушения.

При несогласии лица с применением к нему такой меры, как задержание, оно вправе обжаловать данное процессуальное действие в прокуратуру. В соответствии со ст. 22 ФЗ "О прокуратуре РФ", прокурор или его заместитель в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами освобождает своим постановлением лиц, незаконно подвергнутых административному задержанию на основании решений несудебных органов.

Срок задержания не должен превышать три часа. Исключение составляют случаи, когда:

  • ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения. В этом случае лицо, совершившее административное правонарушение, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

  • ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест. В этом случае лицо, совершившее административное правонарушение, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов. По решению суда указанный срок может быть продлен не более чем на 10 суток. Срок административного задержания лица исчисляется с момента доставления, а лица, находящегося в состоянии опьянения, - со времени его вытрезвления.

    При наличии достаточных данных о совершении гражданином административного правонарушения и при невозможности составления протокола на месте правонарушения, когда его составление обязательно, должностными лицами ОВД данное лицо может быть принудительно доставлено в органы милиции для составления соответствующего протокола. Доставление должно осуществляться в возможно короткий срок. О применении данной меры обеспечения производства об административном правонарушении составляется протокол, копия которого должна быть вручена доставляемому гражданину по его просьбе.

    В соответствии с ФЗ "О милиции" должностные лица ОВД обязаны предоставить возможность задержанным лицам реализовать установленное законом право на юридическую помощь; сообщить по их просьбе (а в случае задержания несовершеннолетних - в обязательном порядке) о задержании их родственникам, администрации по месту работы или учебы; при необходимости принять меры к оказанию им доврачебной помощи, а также к устранению опасности чьей-либо жизни, здоровью или имуществу, возникшей в результате задержания указанных лиц.

    При производстве административного задержания должностные лица, его осуществляющие, обязаны предъявить документы, удостоверяющие их статус и должностные полномочия на осуществление соответствующих процессуальных действий.

    На основании ст. 5 ФЗ "О милиции" сотрудники милиции во всех случаях ограничения прав и свобод гражданина обязаны разъяснить ему основание и повод такого ограничения, а также возникающие в связи с этим его права и обязанности. В соответствии с ч. 5 ст. 27.3 КоАП РФ задержанному лицу должна быть разъяснена сущность задержания как обеспечительной меры и основания её применения, а также его процессуальные права.

    При наличии у задержанного лица явных признаков алкогольного опьянения, оно подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и помещению в медицинский вытрезвитель, где оно должно быть подвергнуто медицинскому осмотру, о котором составляется соответствующий акт. Имущество задержанного подлежит описи и изъятию. После вытрезвления задержанного, в отношении него составляется протокол об административном правонарушении, а изъятое имущество подлежит возврату в соответствии с описью.

    При задержании лицо может быть подвергнуто личному досмотру. Личный досмотр, досмотр находящихся при нём вещей осуществляются в случае необходимости в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения. Личный досмотр осуществляется уполномоченным должностным лицом в присутствии двух понятых. Все участники данного процессуального действия должны быть одного пола с задержанным гражданином. При проведении досмотра может применяться фото-видеосъёмка. О проведении личного досмотра составляется протокол, в котором делается отметка об использованных технических средствах фиксации доказательств.

    В аналогичном порядке при наличии двух понятых при задержании могут осуществляться досмотр транспортного средства, задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации и изъятие вещей и документов. Изымаемые предметы подлежат обязательной оценке, после чего они либо уничтожаются, либо хранятся, либо реализуются. О данных мерах обеспечения производства составляется соответствующий протокол, в котором делается отметка о присутствии понятых и производстве фото - видеосъемке, звукозаписи.

    Об административном задержании в кратчайший срок, а при помещении задержанного в медицинский вытрезвитель - после вытрезвления, составляется протокол, с которым задержанное лицо должно быть ознакомлено. При наличии просьбы, копия протокола подлежит вручению, данному лицу.

    По истечении установленного законом срока задержанное лицо должно быть отпущено.

     

    Проблемы, возникающие в ходе административного задержания граждан

    В связи со спецификой объекта защиты административного права, меньшей общественной опасностью административных правонарушений, такая процессуальная мера как административное задержание на практике применяется весьма часто. Однако, в связи с этой спецификой, административное задержание также часто производится незаконно. Меньшей силой воздействия обладает и давление, оказываемое на задержанных в административном порядке и ограничения, которым они подвергаются.

    За исследуемый период в ПРПЦ поступило 22 обращения от граждан, подвергшихся незаконному административному задержанию: 9 из них поступило в 2005 г., 6 - в продолжение 2006 г., 7 - в течение 2007 г. На основании полученных данных можно сделать вывод об относительной стабильности количества административных задержаний, произведенных с нарушением закона. Устойчивость данной тенденции может быть объяснена тем, что производство об административном правонарушении не всегда требует сложной процедуры расследования и судебного разбирательства. Факт совершения административного правонарушения может быть установлен уполномоченным должностным лицом без разбирательства прямо на месте предполагаемого "происшествия", одновременно лицо может быть подвергнуто административному взысканию. Именно этой единоличностью, императивностью, безапелляционностью производства об административном правонарушении на его досудебной стадии обжаловать привлечение к административной ответственности в связи с отсутствием события или состава правонарушения либо наличием процессуальных нарушений практически невозможно.

    Административное задержание чаще всего производится за нарушение общественного порядка, нахождение в состоянии опьянения, воспрепятствование законной деятельности сотрудников милиции.

    Обобщив информацию, полученную нами из обращений граждан, подвергшихся незаконному административному задержанию, мы пришли к выводу о наличии периодически повторяющихся правонарушений со стороны сотрудников милиции.

    Значительно чаще, чем в уголовном судопроизводстве допускается необоснованное административное задержание граждан. Так, все 9 обращений граждан в ПРПЦ в 2005 году были связаны именно с необоснованностью задержания; из 6 обращений, поступивших в 2006 г., 5 связны с необоснованностью задержания; из 7 обращений, поступивших в 2007 г., в 6-ти случаях задержание было необоснованным.

    Как видно из существа обращений и обстоятельств задержания, лица, подвергавшиеся данной мере обеспечения производства об административном правонарушении, вообще не совершали никаких противоправных действий.

    Пример 1. 29.01.2007 г. в ПРПЦ от гражданки Я. поступило заявление, из которого следует, что 28.10.2007 г. она была неправомерно, поскольку не совершала какого-либо правонарушения, задержана сотрудниками Губахинского ОВД по подозрению в совершении административного правонарушения. В период нахождения в Губахинском ОВД в качестве задержанной была избита сотрудниками милиции.

    Пример 2. 04.07.2006 г. в ПРПЦ от гражданина П. поступило заявление, из которого следует, что в ночь с 30.06 на 01.07.2006 г. он был задержан сотрудниками милиции и помещён в медвытрезвитель Ленинского РУВД г. Перми; ночью П. постучал в дверь камеры (палаты) и попросил выпустить его в туалет и попить воды, но никто не ответил. Тогда П. постучал в дверь камеры ещё раз с той же просьбой. В ответ на эти действия П. двое сотрудников медвытрезвителя вывели П. из камеры и в коридоре применили к П. грубую физическую силу в целях его наказания за указанные действия. Прекратив физическое насилие, милиционеры отправили П. обратно в камеру и сказали ему, что если он будет ещё долбиться, то будет ещё хуже.

    В ходе мониторинга нами также была отмечена следующая особенность: если в отношении лица, задержанного за совершение административного правонарушения, подозрение не подтверждается фактическими обстоятельствами происшедшего, то сотрудниками милиции для оправдания своих действий фальсифицируется материал о совершении административно-задержанным преступления в отношении милиционеров.

    Пример 3. В ночное время 17.06.2006 г. Н. был необоснованно и незаконно, поскольку никакого правонарушения не совершал, задержан сотрудниками милиции Орджоникидзевского РОВД г. Перми. При этом в момент фактического задержания сотрудники милиции при отсутствии законных оснований применили физическую силу (избили) к Н. Н. в свою очередь с целью защиты начал противодействовать сотрудниками милиции, за что был привлечен к уголовной ответственности по ст. 318 УК РФ.

    Пример 4. 29.01.2007 г. в ПРПЦ от Я. поступило заявление, из которого следует, что 28.10.2007 г. она была неправомерно, поскольку не совершала какого-либо правонарушения, задержана сотрудниками Губахинского ОВД по подозрению в совершении административного правонарушения. В период нахождения в Губахинском ОВД в качестве задержанной была избита сотрудниками милиции. В связи с обращением Я. С жалобой на действия сотрудников, последние сфальсифицировали в отношении нее уголовное дело по Ст.318 УК РФ.

    Следующей по важности и распространенности является проблема незаконного применения в ходе административного задержания физической силы, специальных средств, высказывание оскорбительных и унижающих человеческое достоинство выражений, жестокое обращение с задержанным гражданином.

    Так, в 16 (или в 72%) из всех рассматриваемых случаев в момент фактического задержания, во время нахождения в подразделениях или спецучреждениях милиции, к задержанным применялась физическая сила.

    Пример 5. Днём 13.02.2007 г. сотрудники милиции Юсьвинского РОВД применили к П. физическую силу - наносили удары руками и ногами по различным частям тела в целях его принудительного доставления из дома в РОВД до вытрезвления, хотя он каких-либо противоправных действий дома не совершал. Мать, вызвавшая милицию, не просила, чтобы сына увезли в РОВД.

    Из обращений в ПРПЦ можно сделать вывод о том, что более часто физическая сила применяется в момент фактического задержания, чем во время нахождения в органах милиции.

    В большинстве случаев к задержанным гражданам применяются наручники и резиновая палка. Следует заметить, что спецсредства при административном задержании применяются реже (в 32% всех случаев), чем физическая сила, это объясняется высоким риском нанесения задержанному видимых телесных повреждений. В то время как следы применения физической силы не всегда визуально проявляются.

    Пример 6. 07.06.2007 г. в ПРПЦ обратились муж и жена М. с заявлением, из которого следует, что около 23 час. 00 мин. 02.06.2007 г. гражданка М. необоснованно, поскольку не совершала какого-либо правонарушения, была административно задержана в общественном месте сотрудниками милиции (ППС) Ленинского РУВД г. Перми, также необоснованно был административно задержан ее муж. При этом к нему необоснованно и незаконно были применены спецсредства (наручники) и физическая сила. В последующем, ночью 03.06.2007 г. М. была необоснованно помещена в медицинский вытрезвитель, откуда была отпущена лишь утром 03.06.2007 г. Гражданин М. также был отпущен из Ленинского РУВД г. Перми лишь утром 03.06.2007 г. Во время содержания в медвытрезвителе гражданка М. подвергалась физическому насилию со стороны милиционеров за то, что требовала сообщить ей, где находится её муж М.

    Необходимо отметить, что факт применения физической силы к лицу, совершившему административное правонарушение, далеко не во всех случаях фиксируется в процессуальных документах.

    Жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение, применяемое сотрудниками милиции по отношению к административно-задержанным гражданам, может носить следующие формы: административно-задержанным не предоставляют или ограничивают возможность пользоваться туалетом, не предоставляют питьевую воду и пищу, не обеспечивают возможность сна. Во время нахождения в милиции задержанных заставляют находиться в неудобной позе длительное время.

    Пример 7. 30.09.2006 г. с 20 час. 00 мин. дома у Д. отмечался день рождения. На празднике присутствовало 13 подростков до 18 лет. Около 22 час. 15 мин. в квартиру, где проходил праздник, вошли двое сотрудников милиции с автоматами, которые приказали всем присутствовавшим в квартире подросткам лечь на пол лицом вниз и заложить руки за голову. При этом некоторым из подростков, которые по различным причинам не смогли незамедлительно выполнить указанную команду, им были нанесены удары, при этом сотрудники милиции использовали в своей речи нецензурную брань. Затем сотрудники милиции доставили всех находившихся в квартире подростков в Ленинский РОВД, где подростки около трёх с половиной часов стояли возле стены в две шеренги, пока они все по очереди не были опрошены сотрудником Ленинского РОВД, занимающегося делами несовершеннолетних, после чего их всех забрал один из родителей. Пока подростки находились в Ленинском РОВД, сотрудники милиции разрешали им отлучится в туалет только при условии приобретения подростками кофе для сотрудников милиции.

    Тесно связана с проблемой применения к административно-задержанным физической силы проблема неоказания им медицинской помощи. Лишь в одном единственном случае применения к административно-задержанному физической силы ему вызывалась скорая медицинская помощь. Во всех остальных случаях задержанным не только не оказывалась медицинская помощь, но и нанесенные им телесные повреждения не были освидетельствованы и зафиксированы в протоколе административного задержания.

    Пример 8. 29.09.2006 г. в ПРПЦ от гражданина Б. поступило заявление, из которого следует, что в ночь с 4 на 5.01.2006 г. он был задержан сотрудниками Гайнского РОВД без объяснения причин и оснований. Через некоторое время после доставления в ДЧ Гайнского РОВД подвергся избиению со стороны сотрудника милиции; как выяснилось, избивавшее Б. лицо также является сотрудником милиции, избиение происходило на том основании, что Б. совершил в отношении указанного милиционера правонарушение. Прибывшей бригаде скорой медицинской помощи дежурным по ОВД было сообщено, что Б. сам себе нанёс удары, при этом медику позволили осмотреть Б. и оказать ему медпомощь (обработать рану на голове) только через решётку.

    В момент фактического задержания в административном порядке, а также во время нахождения лица в органах или учреждениях милиции, нарушается его право на получение информации о собственных процедурных правах и возможностях. Несмотря на требование закона о разъяснении задержанному его прав, а также на фиксацию факта ознакомления задержанного со своими правами, данные действия на практике сотрудниками милиции не осуществляются. Это объясняется совокупностью обстоятельств: низким уровнем квалификации должностных лиц правоохранительных органов, недостаточностью времени для соблюдения процессуальной процедуры, умышленным неинформированием задержанного о способах и возможностях защиты собственных прав.

    Пример 9. 27.09.2007 г. в ПРПЦ обратился Ч. с заявлением, из которого следует, что в отношении него сотрудниками милиции (ППС) Кировского РОВД г. Перми 22.09.2007 г. из служебной заинтересованности был сфальсифицирован протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20. 1 КоАП РФ, на основании которого он был необоснованно административно задержан в медвытрезвителе на несколько часов. Права лица, привлекаемого к административной ответственности, не разъяснялись. Копии административных протоколов ему не вручались.

    Из обращений граждан следует, что одной из проблем сопутствующих задержанию граждан, является проблема хищения сотрудниками милиции их имущества. В ходе задержания сотрудники позволяют себе незаконное изъятие и присвоение средств телефонной связи, денежных средств и иных ценных вещей.

    Пример 10. 04.07.2006 г. в ПРПЦ от П. поступило заявление, из которого следует, что в ночь с 30.06 на 01.07.2006 г. он был задержан сотрудниками милиции и помещён в медвытрезвитель Ленинского РУВД г. Перми. Копия протокола административного задержания и протокола об административном правонарушении П. выданы не были. Во время освобождения из медвытрезвителя П. обнаружил отсутствие принадлежащих ему денежных средств в сумме 500 рублей. Сотрудники милиции наличие у П. денег на момент задержания не подтвердили.

    Отказ составления обязательного протокола административного задержания является весьма распространенным процессуальным нарушением прав задержанного. К данному правонарушению сотрудники милиции прибегают в случае, если в действиях задержанного фактически отсутствовали признаки состава какого-либо административного правонарушения, либо проведенная с ним оперативная работа не принесла положительных процессуальных результатов. В такой ситуации, при освобождении задержанного протокол административного задержания не составляется вообще, либо фальсифицируется основание задержания человека. Однако и в том случае если протокол задержания составляется, сотрудники милиции допускают нарушения следующего характера:

    1. В протоколе задержания указывается время производства задержания и время, когда задержанный был отпущен, не соответствующее действительности.

    2. В протоколе задержания не указываются основания и повод административного задержания, а также суть правонарушения, которое вменяется.

    3. В протоколе задержания не указывается на наличие у задержанного телесных повреждений.

    4. В протоколе задержания не указываются сведения об иных лицах, присутствовавших при производстве задержания (потерпевший, свидетели, понятые).

    5. В протоколе задержания не делается отметка о разъяснении подозреваемому его процессуальных прав.

    Весьма распространенной является ситуация, когда гражданам, задержанным в административном порядке, вообще не предоставляется копия протокола об административном задержании и административном правонарушении.

    За рассматриваемый период нами было зарегистрировано следующее число случаев нарушения требований законодательства к порядку процессуального оформления задержания:

  • 2005 г. - 6 из 9 случаев административного задержания.
  • 2006 г. - 3 из 6 случаев задержания (1 - отсутствие процессуального оформления, 2 - невручение копии протокола административного задержания и протокола об административном правонарушении).
  • 2007 г. - 5 из 7 случаев административного задержания (1 - несоставление протокола задержания, 3 - невручение копии протоколов об административном правонарушении и о задержании, 1 - указание не соответствующего действительности времени производства задержания и времени, когда задержанный был отпущен).

     

    Общая характеристика порядка и условий содержания лиц, подозреваемых в совершении преступления

    Глава 12 УПК РФ не регламентирует место (учреждение) для содержания задержанных лиц, подозреваемых в совершении преступления. Однако она содержит отсылочную норму (ст. 95 УПК РФ), адресующую правоприменителя к ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 15.07.1995 г. В соответствии со ст. 5 данного закона основанием содержания под стражей лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, является протокол их задержания. Ст. 7 Закона определяет места содержания подозреваемых лиц - изоляторы временного содержания органов внутренних дел (далее, ИВС ОВД).

    Данные учреждения действуют на основании Приказа МВД России от 22.11.2005 г. "Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел" (далее: Правила внутреннего распорядка).

    Следует заметить, что ИВС ОВД предназначены лишь для временного содержания подозреваемых - до тех пор, пока им не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Это вызвано тем, что условия ИВС ОВД намного хуже, чем в следственных изоляторах ГУ ФСИН, и не способны удовлетворять все человеческие потребности. Поэтому содержание подозреваемых в ИВС, как в продолжение 10 суток, так и более длительный период является дополнительным и необоснованным ограничением прав задержанного.

    Правила внутреннего распорядка ИВС и ведомственные приказы МВД России закрепляют общие требования к процедуре и условиям размещения подозреваемых.

    Задержанные по подозрению в совершении преступления лица после проведения всех необходимых по делу неотложных следственных действий (составление протокола задержания, осмотр места происшествия, освидетельствование, допрос в качестве подозреваемого) конвоируются в ИВС.

    Приказ МВД России № 41 от 26.01.1996 г. "Об утверждении наставления по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в ИВС ОВД " требует при помещении подозреваемого в ИВС предоставления документов о состоянии здоровья задержанного. Лица, больные туберкулезом, помещаются в ИВС только в сопровождении сотрудника и с письменного разрешения врача. Лица, нуждающиеся по заключению медицинского работника в стационарном лечении, а также лица с телесными повреждениями в ИВС не принимаются. При поступлении в ИВС этапа, спецконтингент первоначально временно размещается в камеру-карантин. Спецконтингент незамедлительно подвергается обыску, личному досмотру и первичному медицинскому осмотру. В ходе обыска и досмотра у подозреваемых также изымаются запрещенные к хранению ценные вещи, о чем составляется акт. Личные вещи передаются на хранение в специально оборудованное запираемое помещение. В течение первых суток вновь прибывшие подозреваемые и обвиняемые проходят санитарную обработку (лица, имеющие признаки педикулеза - незамедлительно) в санпропускнике ИВС, а при его отсутствии - в санпропускнике (бане) общего пользования населенного пункта. Одежда (иные носильные вещи) подлежат обработке в дезинфекционной камере. В случае выявления в ходе первичного медицинского осмотра наличия у задержанного лица инфекционного или иного заболевания, он размещается в отдельной карантинной камере. Подозреваемые, страдающие различными заболеваниями (туберкулез и гепатит) по возможности должны содержаться раздельно.

    Для лиц разного пола, несовершеннолетних, подозреваемых/обвиняемых и осужденных, лиц, задержанных по одному уголовному делу, лиц привлекаемых к уголовной ответственности впервые и ранее отбывавших наказание граждан в ИВС установлено обязательное раздельное содержание.

    По возможности, администрация должна принимать меры по раздельному содержанию: лиц, подозреваемых в совершении преступлений против государства, общественной безопасности; лиц, подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений; подозреваемых в особо опасном рецидиве; иностранных граждан и лиц без гражданства; лиц, являвшихся сотрудниками правоохранительных или судебных органов; иных подозреваемых, если имеются основания полагать, что имеется угроза их жизни и здоровью.

    После проведения всех подготовительных мероприятий, ознакомления с правами и обязанностями, распорядком дня ИВС, задержанные размещаются в камерные помещения, с учетом санитарной нормы площади, предназначенной для одного человека.

    Правила внутреннего распорядка предъявляют к оборудованию камер ИВС следующие требования. В каждом камерном помещении необходимо наличие индивидуальных спальных мест по числу содержащихся в нем задержанных. С учетом количества задержанных в камере должна иметься необходимая мебель: стол, скамейки, шкаф для индивидуальных принадлежностей и продуктов, вешалка для одежды, полка для туалетных принадлежностей, светильник дневного и ночного освещения.

    Однако санитарные нормы и правила предъявляют к камерным помещениям дополнительные требования. Каждое камерное помещение должно быть обеспечено как искусственным, так и естественным освещением; естественной и принудительной вентиляцией. В камере необходимо наличие водопровода, канализации, отопления, электричества. Водоснабжение в камере должно быть разделено на техническое и питьевое. Температура воздуха в камере не должна быть ниже +18 градусов. Влажность и содержание углекислого газа в воздухе также должны быть не более 60 % и НДК 1л/м3 соответственно.

    Каждое камерное помещение должно быть оборудовано раковиной, санитарным узлом с соблюдением требований приватности, приточной и вытяжной вентиляцией.

    Задержанным должны выдаваться следующие необходимые бытовые предметы: постельные принадлежности, бачок для питьевой воды, урна для мусора, таз для гигиенических целей, уборочный инвентарь и санитарные средства, столовая посуда.

    Правила внутреннего распорядка подробно регламентируют права подозреваемых такие, как право на ежедневную часовую прогулку, еженедельную санобработку длительностью не менее 15 минут, получение горячего трехразового питания, ежедневное получение горячей воды с учетом потребностей, получение посылок, установленного почтовыми правилами веса, и передач весом не более 30 кг без ограничения количества. Подозреваемые вправе получать посылки и передачи медицинского вложения, они досматриваются фельдшером ИВС и хранятся с последующей выдачей задержанному медикаментов в объеме однократного приема.

    В ИВС оборудуется специальное помещение для свиданий с близкими родственниками. Свидание с родственниками предоставляется начальником ИВС только при наличии письменного разрешения должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело. В случае получения такого разрешения, задержанный вправе потребовать свидания длительностью не более 3 часов. Свидания предоставляются 2 раза месяц. Разрешение следователя/дознавателя действительно только на одно свидание.

    В ИВС также оборудуются специальные помещения для проведения следственных действий и свидания с защитником. Свидания с защитником не подлежат ограничению по количеству и продолжительности. Свидания предоставляются длительностью не менее 2 часов, конфиденциально, в пределах видимости дежурного по ИВС, но не слышимости.

    Задержанные вправе за счет личных средств отправлять письма, телеграммы и жалобы. Вся корреспонденция задержанных фиксируется в журнале, цензурируется и отправляется адресату в случае отсутствия в ней сведений, способных помешать расследованию. Не подлежат цензуре жалобы, адресованные в прокуратуру, в суд или иные органы государственной власти, которые имеют право контроля за ИВС, уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, уполномоченным по правам человека в субъектах Российской Федерации, в Европейский суд по правам человека. После отправления корреспонденции подозреваемому под расписку вручается квитанция об отправке. Поступающие на имя задержанного отправления и документы объявляются ему под роспись и хранятся в личном деле. Выдаче на руки задержанному подлежат определения, постановления, приговоры, решения суда.

    Задержанные привлекаются к труду только по их желанию. Обязательным признается только труд по уборке камерных помещений.

    Порядок оказания медицинской помощи задержанным регулируется Приказом МВД и Минздравсоцразвития России от 31.12.1999 г. "Об утверждении инструкции о порядке медико-санитарного обеспечения лиц, содержащихся в ИВС ОВД".

    Медицинскую помощь в ИВС оказывает и осуществляет надзор за санитарным состоянием камер - фельдшер. Фельдшер осуществляет первичный медицинский осмотр подозреваемого при поступлении в ИВС, результаты осмотра фиксируются в "Журнале первичного медицинского осмотра". Фельдшером принимается медицинская карта подозреваемого (если он этапирован из следственного изолятора). В случае, если прибывшему из учреждения ФСИН подозреваемому было назначено определенное системное лечение, то фельдшер ИВС обязан следовать предписаниям, указанным в медицинской карте и проводить соответствующие профилактические и лечебные мероприятия.

    Фельдшер ИВС присутствует при ежедневной проверке наличия спецконтингента, а также обязан осуществлять ежедневный покамерный обход с целью проверки санитарного состояния камер и выяснения жалоб на здоровье. Жалобы спецконтингента фельдшером фиксируются в "Журнал приема", а состояние камерных помещений отражается в "Журнале санитарного состояния".

    В постоянные обязанности фельдшера входит: оказание амбулаторной медицинской помощи на уровне первичной (доврачебной), в том числе неотложной, медико-санитарной помощи; организация оказания скорой медицинской помощи; организация консультаций больных, нуждающихся в специализированной медицинской помощи; организация и осуществление госпитализации лиц, нуждающихся в стационарном лечении; выполнение рекомендаций и назначений врачей-специалистов и консультантов; организация и обеспечение проведения санитарно-противоэпидемических мероприятий при выявлении инфекционных больных; организация и обеспечение проведения дезинфекционных мероприятий.

    В случае возникновения у подозреваемого угрозы жизни и здоровью фельдшер (а в его отсутствие дежурный) обеспечивает вызов скорой медицинской помощи. При необходимости оказания задержанному специализированной или стационарной помощи, он доставляется в лечебное учреждение общей системы здравоохранения.

    Лица, поступившие в ИВС из учреждений ФСИН, а также осужденные к лишению свободы обеспечиваются медицинской помощью (кроме неотложной) в медицинских учреждениях ФСИН.

    В случае отсутствия в ИВС медицинских работников, мероприятия по оказанию первой доврачебной помощи лицам, содержащимся в них, осуществляются сотрудниками ИВС.

    Медицинский работник ИВС обязан производить медицинский осмотр всех лиц, убывающих из ИВС для определения годности к условиям этапирования.

     

    Анализ условий содержания в изоляторах временного содержания органов внутренних дел Пермского края

    В предыдущей главе были подробно изложены требования, предъявляемые законом и ведомственными нормативными актами к условиям содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления. В ходе проведения мониторинга Правозащитным центром исследовалось положение задержанных в спецучреждениях Пермского края.

    Как правило, изолятор временного содержания оборудуется в каждом городском/районном отделе внутренних дел. По данным, предоставленным Главным управлением внутренних дел по Пермскому краю МВД России, в Пермском крае (ранее - Пермская область) с 2005 г. по 2007 г. действовало 44 изолятора временного содержания. На момент завершения формулирования выводов по результатам мониторинга 2007 г. деятельность некоторых из ИВС была приостановлена, действующими остались только 39 изоляторов.

    В исследуемый период в Пермский региональный правозащитный центр поступило 23 жалобы на условия содержания в ИВС. Большинство из обращений имеют письменную форму и поступают из исправительных учреждений. Однако имеют место случаи устного обращения граждан в общественную приемную. Так, в 2007 г. за консультацией обратилась гражданка К., пояснив, что ее сын был задержан по подозрению в совершении преступления и помещен в ИВС г. Перми. В следственном изоляторе со слов сына ей стало известно, что ИВС низкая температура воздуха, плохое освещение, питание и т.д.

    Однако несоответствие условий содержания в ИВС нормативным требованиям более эффективно устанавливается методом непосредственного наблюдения, так как в своем обращении заявитель, как правило, описывает то, на что он больше всего обратил внимание, то, что более всего ограничивало его витальные потребности, упуская при этом важные для работы с обращением обстоятельства.

    Так, в продолжение периода с 2005 г. по 2007 г. Пермский региональный правозащитный центр посетил 36 изоляторов временного содержания подозреваемых, направляя в ГУВД по Пермскому краю заключения по результатам посещений.

    В результате обобщения всей полученной в ходе мониторинга информации, Правозащитный центр пришел к выводу о наличии следующей проблемы: существующего количества изоляторов временного содержания, а также их вместимости не хватает для размещения спецконтингента с соблюдением нормативов наполняемости и нормы санитарной площади, предназначенной для одного человека. Именно в связи с этим, в ходе мониторинга была выявлена проблема переполнения ИВС.

    Опираясь на заключения по результатам посещений и ответов ООДСМК МОБ ГУВД по Пермскому краю, можно говорить о том, что несоответствие среднесуточной наполняемости ИВС лимиту, установленному законом, наблюдалось в 8 изоляторах. Причем, в 2 из них переполнение было небольшим (больше на 2-5 человек), а именно, в ИВС Еловского района, ИВС Пермского района. В оставшихся 6 изоляторах (ИВС УВД по Березниковскому городскому округу, ИВС ОВД г. Добрянки, ИВС ОВД г. Краснокамск, ИВС ОВД г. Кунгур, ИВС ОВД Нытвенского района) содержалось количество спецконтингента в 2 - 2,5 раза большее, чем это предусмотрено законом.

    Вместе с тем считаем необходимым отметить и изоляторы, в которых не только соблюдаются нормы наполняемости и санитарной площади, но и имеется возможность для обеспечения раздельного содержания различных категорий задержанных. В ИВС ОВД Бардымского района, Верещагинского района, Очерского района, Чусовского городского округа, Соликамского района, ИВС ОВД г. Губахи нормы площади, на которых размещаются задержанные, почти в 2 раза превышают установленные законом.

    Проблему переполнения указанных выше изоляторов временного содержания усугубляет превышение установленного срока нахождения в ИВС обвиняемых, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу. В соответствии с ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", лица, которым судом избрана мера пресечения "арест" должны содержаться в следственных изоляторах ГУ ФСИН России. Ст. 9 этого же закона допускает временный перевод обвиняемых в ИВС ОВД в случаях, когда это необходимо для проведения следственных действий, судебного рассмотрения дел за пределами населенных пунктов, где находятся следственные изоляторы, из которых ежедневная доставка их невозможна, на время выполнения указанных действий и судебного процесса, но не более чем на десять суток в течение месяца.

    Однако, не смотря на требования данной нормы, по распоряжению представителей органов дознания, следствия, прокуратуры или суда, в ИВС арестованные находятся более длительное время. В ходе интервьюирования начальников ИВС, последние же были едины в оценке причин этого явления. Наиболее емко проиллюстрировал существующий механизм нарушений начальник ИВС ОВД одного из муниципальных районов. Он, как должностное лицо исполнительной власти, поднадзорное как прокуратуре, так и суду, не вправе отказаться от выполнения представленного ими запроса на этапирование и содержание в ИВС арестованного. Органы предварительного расследования и суд имеют перед собой задачу расследования преступления и рассмотрения уголовного дела в установленные законом сроки. А в связи с отсутствием возможности систематического этапирования подследственных, подсудимых из СИЗО для проведения следственных действий, участия в судебном разбирательстве, для удобства проведения вышеуказанных процессуальных мероприятий они содержатся в ИВС по месту совершения преступления. При этом ответственность за нахождение арестованных в условиях ИВС несет должностное лицо, принявшее соответствующее решение о содержании обвиняемого в ИВС, а не начальник изолятора временного содержания, нарушивший предусмотренный ст. 9 ФЗ "О содержании под стражей десятидневный срок".

    По данным, представленным ООДСМК МОБ ГУВД по Пермскому краю, в 2007 г. свыше 10 суток в ИВС ОВД содержалось 2493 обвиняемых, 159 арестованных содержались в ИВС свыше 30 суток. Среди изоляторов, наиболее часто сталкивающихся с этой проблемой, можно указать на ИВС Лысьвенского района, где в продолжение 2007 г. свыше 30 суток содержалось 46 человек. В ИВС Октябрьского района свыше 30 суток содержалось 43 арестованных, в ИВС г. Чернушки - 42 человека. Максимальное количество арестованных, содержащихся в ИВС более 10 суток, в продолжение 2007 г. зафиксировано в ИВС ОВД Лысьвенского района (497), в ИВС ОВД Чусовского городского округа (300), ИВС УВД Березниковского муниципального района (292), ИВС ОВД Осинского района (194), ИВС ОВД г. Чайковский (186).

    Большинство изоляторов в Пермском крае вообще не допускает содержание арестованных свыше 30 суток. Иначе выглядит ситуация с содержанием обвиняемых свыше 10 суток: всего в 16 изоляторах из 39 функционирующих, абсолютно соблюдается требование ст.9 ФЗ "О содержании под стражей". Во всех остальных изоляторах, в большем или меньшем количестве имеют место факты нарушения сроков содержания в ИВС.

    В связи со сказанным весьма интересным представляется новая система функционирования ИВС, к введению которой приступило ГУВД по Пермскому краю, в 2007 г., в соответствии с которой на территории Пермского края прекращается деятельность ИВС, непригодных к дальнейшей эксплуатации. Так, по сведениям, предоставленным начальником МОБ ГУВД по Пермскому краю, в 2007 г. был закрыт ИВС ОВД г. Краснокамска, (спецконтингент переведен в межрайонный ИВС УВД г. Перми и СИЗО-59/1 г. Перми); в марте 2007 г. закрыты ИВС ОВД по Ординскому и Суксунскому районам (спецконтингент переведен в ИВС ОВД по Кишертскому муниципальному району); в ноябре 2007 г. закрыт ИВС ОВД по Березовскому муниципальному району (спецконтингент переведен для содержания в ИВС по Кунгурскому городскому округу); ИВС ОВД Юрлинского района.

    В плане дальнейшей оптимизации системы охраны, содержания и конвоирования спецконтингента, на сегодня решается вопрос о закрытии ИВС ОВД по Александровскому и Губахинскому муниципальному районам и создании межрайонного ИВС ОВД по Кизеловскому муниципальному району, в связи с чем осуществляется его реконструкция. Планируется закрытие ИВС ОВД по Верещагинскому муниципальному району, проведение реконструкции ИВС ОВД по Карагайскому муниципальному району с целью создания на его базе межрайонного изолятора. Одновременно, завершается строительство нового межрайонного ИВС в ОВД по Кочевскому муниципальному району, что позволит закрыть помимо ИВС Юрлинского района, ИВС ОВД по Коссинскому и Гайнскому муниципальным районам.

    Способна ли будет новая система функционирования ИВС решить проблему их переполнения? Так как речь идет о неравномерном распределении спецконтингента и ненадлежащем функционировании судебной системы и органов уголовного преследования, вопросы остаются. Кроме того, средства для проведения проектных, строительных работ будут поступать в течении нескольких лет, что предполагает "консервирование" проблемы на этот период, может усложнять условия работы действующих изоляторов и в целом снижать эффективность предпринимаемых попыток улучшения условий содержания под стражей граждан, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также граждан, отбывающих административное наказание в виде ареста.

    Так, например, ИВС по Кунгурскому муниципальному району, где по данным ГУВД по Пермскому краю, довольно часто содержатся лица, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, требуется ремонт. В ИВС отсутствует принудительная вентиляция и прогулочный двор, отсутствует дезинфекционная камера, и не выдаются постельные принадлежности. А денежные средства из федерального бюджета на ремонт данного изолятора будут выделены только в 2009 г. и в сумме 103 тысячи рублей. А до этого момента и без того не соответствующий нормам ИВС г. Кунгура и Кунгурского района будет функционировать как межрайонный. Аналогичная ситуация прогнозируется и с ИВС г. Кизела, в котором отсутствуют прогулочный двор и комната свиданий, не смотря на то что содержание лиц сверх сроков, установленных законом здесь не допускается.

    С нашей точки зрения в большинстве ИВС в Пермском крае проведение реконструкции невозможно, либо такая реконструкция не приведет условия содержания в соответствие с нормативными требованиями. Так, здания некоторых ИВС (ИВС Нытвенского района, ИВС г. Кунгура и Кунгурского района) построены еще в XIX веке, и не могут в надлежащей мере обеспечивать коммунально-бытовые потребности. Большинство ИВС размещены в подвальных или полуподвальных помещениях, что исключает доступ туда естественного освещения и свежего воздуха, а также является причиной дополнительной влажности и появления вредных насекомых. Исключением из общего правила можно назвать ИВС г. Очера, ИВС Оханского района, ИВС Кишертского района, которые расположены на 1 этаже здания.

    Как стало известно из обращений граждан, находящихся в исправительных учреждениях, в большинстве изоляторов лишь частично соблюдается требование о раздельном содержании спецконтингента. Так, во всех спецучреждениях Пермского края женщины размещаются отдельно от мужчин, а несовершеннолетние - отдельно от взрослых задержанных. Что же касается иных категорий граждан, содержать которых предусмотрено отдельно, то в связи с отсутствием для этого возможности, они содержатся совместно с остальными. Например, в ИВС в одинаковых условиях, как правило, содержатся не только подозреваемые, обвиняемые в совершении преступления, но и лица, арестованные в административном порядке. Исключение в данном случае представляет собой только ИВС Оханского района, где комнаты для административно-задержанных располагаются не в помещении ИВС, а в дежурной части. Во многих изоляторах невозможно раздельное содержание осужденных граждан и лиц, в отношении которых производится предварительное расследование по причине отсутствия достаточного количества камерных помещений, невозможности соблюдения санитарной нормы площади. Так, например, в ИВС ОВД г. Усолье имеется всего 2 камеры, в ИВС ОВД Чердынского района - 4. Многие изоляторы рассчитаны для содержания менее 10 человек, как, например, ИВС Кишертского, Ординского, Оханского, Уинского, Усольского районов, ИВС Кочевского муниципального района, Косинского района. Поэтому, на соблюдении требования раздельного содержания осужденных и подозреваемых/обвиняемых настаивать не имеется объективной возможности. Не всегда возможно в таких изоляторах и обеспечение раздельного содержания лиц, ранее судимых и отбывавших наказание в исправительных учреждениях, от граждан впервые привлекаемых к уголовной ответственности.

    Не являются исключением и изоляторы с большей вместимостью. Так, например, в ИВС УВД по Березниковскому городскому округу с вместимостью 55 человек, содержится 107 человек. В таких условиях, администрация изолятора способна обеспечить раздельное содержание лишь по половозрастному признаку. Более того, в Березниковском ИВС в 2007 г. имел место факт совместного содержания подозреваемого и свидетеля по одному уголовному делу, что само по себе спровоцировало угрозы в адрес также привлекавшегося к уголовной ответственности "свидетеля".

    Невозможно по объективным причинам и соблюдение правил раздельного содержания в ИВС г. Кунгура и Кунгурского района, ИВС ОВД г. Добрянки, в ИВС Лысьвенского муниципального района, ИВС Нытвенского, Пермского, Ильинского районов, в ИВС г. Чайковского.

    Соответственно, в приведенных выше изоляторах не соблюдается требование о раздельном содержании лиц, страдающих какими-либо инфекционными заболеваниями (например, туберкулез, гепатит С, ВИЧ). Исключением являются случаи, когда задержанные страдают кожными или венерическими заболеваниями, тогда они помещаются в одиночную камеру-карантин.

    Условия для раздельного содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений, созданы в ИВС ОВД г. Верещагино, Губахи, Очера, Соликамского района, Чусовского муниципального района, Гайнского района. Требования закона выполняются здесь в полном объеме.

    Остро стоит вопрос о поддержании надлежащего санитарного состояния ИВС. Не смотря на ежемесячную проверку прокуратурой наличия квитанций о производстве дезинфекции и дезинсекции, санитарное состояние камерных помещений ИВС почти повсеместно неудовлетворительное. В порядке исключения можно назвать ИВС Оханского района, Кишертского муниципального района, Еловского, Кочевского, Куединского районов, а также городов Очер и Верещагино. По сведениям ГУВД по Пермскому краю, данные изоляторы были отремонтированы в продолжение 11-ти месяцев 2007 г. Данная информация была проверена и подтверждена в ходе посещения вышеперечисленных ИВС: действительно, санитарное состояние камер в данных изоляторах удовлетворительное. Например, в ИВС ОВД Оханского района высота потолков в камерных помещений существенно превышает высоту в обычных жилых помещениях, стены камерных помещений гладко оштукатурены ("шуба" отсутствует) и выбелены, освещение яркое и достаточное для чтения.

    Что касается состояния камер других ИВС, то после изучения обращений граждан, арестованных и отбывающих наказание, можно сделать вывод о санитарной запущенности отдельных отдаленно расположенных изоляторов. Самой распространенной проблемой среди них является отсутствие надзора за санитарным состоянием, отсутствие в здании ИВС водопровода и канализации, высокая степень наполняемости камер, отсутствие дезинфекционной камеры и постельных принадлежностей.

    В январе 2007 г. в Пермский региональный правозащитный центр поступило обращение осужденного О., который во время содержания под стражей, находился в ИВС Ильинского района. Стены камеры были оштукатурены по типу "шуба", побелены, но цвет побелки был коричневым из-за курения, копоти, пыли, потожировых выделений и прочих наслоений. Потолок камеры был выкрашен в темно-зеленый цвет и покрыт конденсатом, паутиной и сажей. Пол и "нары" (общее спальное место) обиты деревоплитой и покрыты липким налетом. В связи с отсутствием водопровода и санитарного узла, в камере находится полиэтиленовое ведро для испражнений и несколько кастрюль или пластиковых бутылок для воды. Все в камере пропитано неприятным запахом от "санузла". В камере нет емкости для мусора, ею служит "санузел". Уборка камер производится самими задержанными, они же производят опорожнение "санузла" и моют посуду после принятия пищи. Так как в изоляторе отсутствует санпропускник (душ), то после уборочных мероприятий, задержанные лишены возможности поддержания личной гигиены.

    В аналогичных санитарных условиях находятся и ИВС ОВД Чердынского района, ИВС ОВД Юрлинского, Нытвенского, Бардымского, Усольского районов. В ИВС УВД по Березниковскому городскому округу, как было установлено из обращения гражданки Калининой О.А. (инвалид с детства, передвигается на костылях), содержавшейся в ИВС, не смотря на наличие водопровода и санитарных приспособлений, в камерных помещениях ИВС потолок и стены были черного цвета, побелка стен - коричневого цвета, на потолке и несущей стене скапливался конденсат, в камере не имелось умывальника и емкостей для мусора, а в душевом помещении не функционировало водоотведение, на полу и стенах образовывалась слизь.

    Информация о причинах антисанитарного состояния камер ИВС была проверена путем проведения интервьюировании начальников ИВС Чусовского муниципального района, ИВС Ильинского района, ИВС г. Добрянки. Все интервьюируемые дали идентичный ответ: причиной антисанитарного состояния ИВС является халатное или разрушительное поведение самих задержанных, которые мусорят, портят имущество и оборудование ИВС. Заметим, что уборку и санобработку камер производят сами задержанные в порядке очередности. Мытье посуды, коридорных и бытовых помещений производят административно-задержанные.

    В результате анализа судебных разбирательств о признании условий содержания ИВС незаконными, в которых Правозащитный центр участвует в качестве представителя истца, было выявлена повсеместно распространенная проблема отсутствия системы постоянного специализированного и профессионального надзора за санитарным состоянием ИВС. Фактически во всех ИВС, условия которых оспаривались в судебном порядке, имелся журнал санитарного состояния, договор на оказание услуг дезинфекции. Однако данные мероприятия не являлись достаточными. Так, во всех "спорных" изоляторах (ИВС ОВД по Чусовскому муниципальному району, ИВС УВД по Березниковскому городскому округу, ИВС ОВД Ильинского района, ИВС ОВД Уинского района, ИВС Чердынского района) журнал санитарного состояния велся фельдшером, и содержал сведения о ежедневной проверке фельдшером чистоты камер. Как пояснила в судебном заседании фельдшер ИВС ОВД Чусовского муниципального района, при проверке санитарного состояния она фиксировала, есть ли в камере мусор, видимые загрязнения, засоры санитарного оборудования. Что касается проводимых СЭС мероприятий, то они не включали в себя исследование освещенности, вибрации, влажности, загрязненности и температуры воздуха, качества технической воды. В ходе мониторинга не было зафиксировано проведение данных мероприятий и ведомственной санитарно-эпидемиологической службой (ЦГСЭН ГУВД по Пермскому краю). Следовательно, ни одна из уполномоченных на то служб надзор и проверку санитарного состояния ИВС не осуществляла.

    О действительно существующих нарушениях в данной области показал эксперимент по изучению условий содержания в ИВС ОВД Ильинского района. Так, в 2006 г. Правозащитный центр инициировал в данном ИВС совместную межведомственную проверку условий содержания прокуратурой и Роспотребнадзором. Данная проверка показала, что на момент ее проведения температура воздуха в камерах составляла +11 градусов вместо +18, относительная влажность - 58 % при норме 60 %, содержание углекислого газа 0,5 л/м3 при НДК 1 л/м3.

    Аналогичная проверка была проведена в мае 2006 г. Роспотребнадзором в ИВС ОВД Юрлинского района, по ее результатам было установлено, что условия содержания в ИВС оказывают негативное воздействие на здоровье человека.

    С нашей точки зрения, отсутствие должного и постоянного надзора за санитарным состоянием приводит к несоблюдению во многих изоляторах санитарных норм и правил.

    Только при непосредственном наблюдении условий содержания в ИВС возможно выявить факт отсутствия или недостаточности в камерах естественного освещения, а также тусклости и неудовлетворительности искусственного освещения.

    Во всех осмотренных изоляторах естественное освещение отсутствует полностью или частично. Оконные проемы камер представляют собой разнообразные конструкции. Наиболее часто встречающимися можно назвать небольшого размера (нестандартное) оконное отверстие, расположенное высоко у потолка. Окно снаружи снабжено тремя видами решеток: 1) обычная решетка с крупными ячейками, 2) фальш-решетка, 3) мелкоячеистая сетка-решетка. Сквозь такое количество решеток поступает лишь рассеянный естественный свет. Подобным образом оборудованы окна ИВС ОВД г. Чусового, Соликамска, Красновишерска, Березников, ИВС Ильинского, Уинского, Октябрьского и других районов. Распространенной является (ИВС г. Очер, Добрянка, г. Александровск) и такая противопобеговая мера безопасности, как железные листы с мелкими круглыми отверстиями и сплошные железные щиты. Сквозь данные приспособления естественный свет не поступает вообще. Но самое плачевное состояние в ИВС ОВД Чердынского района, где окна отсутствуют вообще.

    Искусственное освещение в ИВС оборудуется следующим образом: лампа искусственного света размещается в углублении в стене над дверью. Лампа снаружи снабжается плафоном и решеткой. Таким образом, свет из углубления поступает в ограниченном количестве и освещает только ту часть камеры, которая расположена около входа. А примерно 2/3 площади камеры, которую обычно занимают нары почти не освещено. Чтение в камере возможно только стоя около двери. Сидя на спальном месте, читать невозможно. Следует заметить, что с целью осуществления постоянного надзора над задержанными, искусственное освещение функционирует и в ночное время суток, предназначенное для сна.

    В качестве исключения из общего правила, наверное, можно назвать ИВС г. Оханска, в камерах которого искусственное освещение было удовлетворительным, а в сочетании с выбеленными стенами, камеры казались хорошо освещенными.

    Отдельной проблемой, заслуживающей внимания и изучения, является микроклимат камерных помещений ИВС. К составляющим микроклимата можно отнести температурный режим, воздухообмен (вентиляция), уровень влажности. Все данные характеристики изучались нами раздельно и анализировались в совокупности.

    Температура воздуха в изоляторах временного содержания, как правило, высокая. Это объясняется расположением изоляторов (которые в большинстве случаев находятся в подвальном помещении), наличием и функционированием системы отопления, отсутствием доступа уличного воздуха, постоянным скоплением людей в закрытом пространстве, близким расположением бытовых помещений для разогрева пищи. Под влиянием всех вышеуказанных факторов, температура воздуха в камерах большинства ИВС превышает +18 градусов. Типичным примером является ИВС УВД по Березниковскому городскому округу, ИВС ОВД Нытвенского района, ИВС ОВД Чусовского муниципального района и др.

    Однако существуют исключения из этого общего правила. Так, при посещении ИВС Пермского района, температура воздуха в камерах была низкой из-за негерметичности окна, а также бетонной конструкции пола и стен самого ИВС. В камерах Кудымкарского ИВС, которые огорожены несущей стеной от уличного пространства, чувствовался холод даже при наличии теплой одежды. Причем, камеры, расположенные на этой стороне плохо отапливались. При проверке прокуратурой ИВС Ильинского района в 2007 г. была установлена температура воздуха +11 градусов, так как в окнах камерных помещений отсутствовало стекло.

    В соответствии с санитарными нормами и правилами в помещениях с постоянным пребыванием людей необходимый воздухообмен обеспечивается естественной вентиляцией путем притока воздуха через форточки и принудительной вентиляцией.

    По сведениям, предоставленным ГУВД по Пермскому краю в 2007 г., в 32 ИВС имеется принудительная вентиляция. Среди изоляторов, оборудованных вентиляцией, указаны Березниковский, Краснокамский, Лысьвенский ИВС и ИВС Нытвенского района. Не оборудованы вентиляцией ИВС ОВД с. Гайны, с. Кочево, с. Коса, Суксунского района, Усольского района и Частинского района, г. Кунгура и Кунгурского района.

    Однако помимо сведений, полученных из ГУВД по Пермскому краю, правозащитным центром было проведено собственное изучение наличия и достаточности вентиляции в ИВС. Частично вентиляция оборудована в ИВС ОВД Чусовского городского округа, ИВС г. Добрянки, ИВС ОВД Пермского района, ИВС г. Оханск, ИВС Уинского района. В ИВС УВД по Березниковскому городскому округу, ИВС Чердынского района, ИВС Нытвенского района, ИВС г. Краснокамска, ИВС г. Александровска, ИВС Уинского, Октябрьского, Юрлинского районов, не смотря на наличие вентиляции, воздух в камерах спертый и удушливый. Работы вентиляции явно не достаточно.

    В связи с тем, что изоляторы, как правило, располагаются в подвальных помещениях, воздух там обладает повышенной влажностью. Из-за различия температур воздуха внутри помещения и снаружи на стенах и потолке появляется конденсат. Конденсат был обнаружен в ИВС УВД по Березниковскому городскому округу, ИВС ОВД Чусовского городского округа, ИВС ОВД Нытвенского района, ИВС ОВД г. Александровска, ИВС ОВД Ильинского района, Уинского района и др.

    Санитарное состояние ИВС прямо зависит от наличия/отсутствия в ИВС водопровода, канализации, водоотвода и санитарного оборудования. От наличия этих необходимых для жизнедеятельности условий во многом зависит и соблюдение прав задержанных. Поэтому полученную информацию целесообразно было бы рассматривать и анализировать все вышеизложенные характеристики изоляторов, группируя их следующим образом:

      1) наличие в ИВС водопровода, наличие в камерных помещениях емкостей питьевой воды, наличие в ИВС санпропускника (душа) и возможности им пользоваться;

      2) наличие в ИВС канализации, водоотвода, санитарного оборудования с соблюдением требований приватности.

    Казалось бы, в современных условиях развития общества проблема отсутствия технического водоснабжения не должна быть актуальна. Однако, в ходе проведения мониторинга, мы выяснили, что это вовсе не так.

    Проблема отсутствия или ненадлежащего обеспечения спецконтингента техническим водоснабжением распространена в весьма разнообразных формах.

    Так, например, в камерах ИВС ОВД Ильинского района, Чердынского района, Пермского района г. Перми, Юрлинского района, Усольского района, водопровод не оборудован вообще. Это означает, что в камере полностью отсутствует возможность поддержания личной гигиены, мытья продуктов и посуды. Постоянное отсутствие воды в камере создает дополнительные ограничения и трудности, как для сотрудников учреждения, так и для спецконтингента: необходимость обеспечения ежедневного вывода задержанных для производства гигиенических мероприятий, необходимость предоставления воды и емкостей по требованию задержанных, обеспечение уборки емкостей из камер. Отсутствие воды существенно ограничивает человеческие возможности, а отсутствие возможности у человека поддержания личной гигиены, унижает его достоинство. Так, в ИВС ОВД Ильинского района все задержанные умываются один раз в сутки - в 9.00 во время утренней проверки наличия спецконтингента, когда в ИВС находится две дежурные смены. В ИВС ОВД Чердынского района в камеры задержанным подается вода в пластиковых бутылках емкостью 1,5 и 2 литра. В ИВС Нытвенского района источник технической воды имеется только в единственном санитарном помещении, расположенном в коридоре ИВС, вывод задержанных для поддержания гигиены осуществляется дежурным по ИВС, специальные должности выводных в ИВС не предусмотрены.

    Существуют проблемы и в ИВС, обеспеченных водопроводом. Так, например, в ИВС УВД по Березниковскому городскому округу и по Чусовскому муниципальному району источник технической воды не оборудован раковиной, а расположен на расстоянии 50 см. над санитарным узлом. Вода стекает в санитарный узел без напора, тонкой струей и не только не обеспечивает смыв, но и превращает ежедневные гигиенические процедуры в унижающие человеческое достоинство действия. Задержанные, в отсутствие иных возможностей, вынуждены умываться рядом с санузлом.

    Не смотря на представленную негативную практику, имеются изоляторы, камеры которых оборудованы источником технической воды с необходимыми приспособлениями (раковина), это: ИВС ОВД г. Очер, Оханского и Кишертского района.

    Исходя из санитарных норм и правил, в пищу должна употребляться вода нетехнической системы водоснабжения, а питьевая. Данные системы водоснабжения должны быть разделены. Следует заметить, что в строгом соответствии нормам, ни в одном изоляторе Пермского края в камерах не установлены емкости с питьевой водой. В конце 2007 г., по сведениям ГУВД по Пермскому краю, емкости для питьевой воды были приобретены и установлены в ИВС г. Очер, Добрянка, ИВС ОВД Чердынского района, Соликамского городского округа. К сожалению, при посещении Соликамского ИВС 05.12.2007 г., емкостей для питьевой воды в камерах не было обнаружено. В ИВС Октябрьского района из сложившейся ситуации выходят следующим образом: в хозяйственно-бытовом помещении изолятора установлен кипятильник, вода из которого предоставляется в камеры по требованию, а в Соликамском ИВС помимо трехразового приема пищи задержанным не предоставляется ни кипяток, ни чай.

    От наличия в ИВС водопровода зависит реализация еще одного важного права задержанных - права на еженедельную санобработку. Для санобработки спецконтингента в ИВС специально оборудуются душевые помещения. Но, как мы выяснили, реализация этого права зависит не только от наличия в изоляторе воды. Для организации помывки задержанных необходимо наличие конвойных сотрудников для вывода спецконтингента из камер, горячего водоснабжения, необходимо поддержание надлежащего санитарного состояния душа и соответствующей температуры в душевом помещении. Как выяснилось в ходе мониторинга, в большинстве изоляторов помыться в душе невозможно либо в связи с отсутствием для этого условий, либо в надежде администрации на скорейший перевод задержанного в следственный изолятор. Санпропускник на настоящий момент отсутствует в ИВС Березовского района, Горнозаводского района, Еловского района, Красновишерского района, г. Кунгура и Кунгурского района, Усольского района, г. Чайковского, Частинского района, Чердынского района, г. Чернушки, г. Кудымкара, Гайнского района, Кочевского, Косинского и Юрлинского районов. По сведениям ГУВД по Пермскому краю, к 2007 г. в Пермском крае санпропускниками были оборудованы только 25 ИВС.

    Оборудован и используется душ в ИВС г. Очера, г. Добрянки, г. Оханска, ИВС Чусовского муниципального района, Пермского района, Кишертского района. Следует заметить, что в ИВС ОВД Березниковского городского округа, Соликамского муниципального района, Уинского, Октябрьского, Нытвенского районов не смотря на то, что душ функционирует, право пользования этим удобством предоставляется редко, либо не предоставляется вообще. В Березниковском и Соликамском изоляторах, администрация рассчитывает на реализацию данного права задержанного в следственном изоляторе, который расположен в г. Соликамске. В Нытвенском ИВС отсутствует возможность вывода спецконтингента из камер в связи с нехваткой сотрудников.

    Важное значение для оценки соблюдения права человека на уважение его достоинства имеет создание условий для уединенного отправления естественных потребностей. К сожалению, в ходе проведения исследования мы убедились, что далеко не все изоляторы временного содержания обеспечены санитарным узлом вообще. Обеспечения приватности для некоторых изоляторов является роскошью.

    Цивилизованность названных условий можно ранжировать следующим образом:

      1) наличие унитаза (ИВС Красновишерского района, г. Очер, Оханск, Кишерть);

      2) наличие раковины на постаменте со смывом из водопроводного крана (ИВС г. Добрянки, Чусовского муниципального района, Березниковского городского округа);

      3) наличие полиэтиленового ведра с крышкой (ИВС Нытвенского района, ИВС г. Краснокамска, ИВС Пермского района, ИВС Чердынского района, Ильинского района, Юрлинского района);

      4) наличие санузла общего пользования в коридоре ИВС (ИВС Нытвенского района, ИВС Ильинского района, Чердынского района, г. Краснокамска).

    Перегородки имеются только в 3 учреждениях Пермского края (ИВС Октябрьского района, например).

    Обеспечение права задержанных на 8 часовой непрерывный сон сопряжено с оборудованием в ИВС индивидуальных спальных мест, и предоставлением постельных принадлежностей и постельного белья.

    В результате посещения изоляторов временного содержания и проверки информации, поступающей в письменных обращениях граждан, мы выяснили, что индивидуальными спальными местами обеспечено лишь небольшое количество ИВС. Например, кровати оборудованы в камерах ИВС Косинского, Юсьвинского, Губахинского, Оханского, Очерского районов, ИВС г. Перми, Чердынского, Кишертского, Пермского районов, частично в Соликамского городского округа. В большинстве же изоляторов для сна используется возвышающийся деревянный настил - "нары", занимающий 2/3 площади камеры. Это - общее спальное место. Что касается обеспечения задержанных постельными принадлежностями и постельным бельем, то оно не производится в 37 ИВС из 39. По данным ГУВД по Пермскому краю за 2006-2007 г., в ИВС г. Перми выдавались матрацы, в ИВС Куединского района полностью были закуплены и выдавались постельные принадлежности. По данным ГУВД по Пермскому краю на окончание 2007 г., политика управления, направленная на обеспечение спецконтингента постельными принадлежностями, заключалась в закупке принадлежностей и равномерном их распределении между всеми изоляторами края. Однако, в результате такого планирования в каждом ИВС имелось в наличии небольшое количество комплектов, которые не выдавались из-за возможности возникновения конфликтов между задержанными.

    Оборудование камер по закону не ограничивается спальным местом и необходимыми санитарными приспособлениями. Исходя из элементарных человеческих потребностей, в камерах ИВС должны быть следующие предметы мебели: стол и скамейки по лимиту мест в камере, шкаф для хранения индивидуальных вещей и продуктов, вешалка для верхней одежды, полка для туалетных принадлежностей, урна для мусора, светильники. В ходе посещения ИВС, обнаружилось, что большинство ИВС в Пермском крае не оборудованы мебелью. Только в некоторых изоляторах, например, в ИВС Пермского района, в камерах имеются столы, вмонтированные в пол и скамейки.

    Одной из самых важных человеческих потребностей является своевременное принятие пищи. Задержанный, находясь в ограниченном и зависимом положении, не способен обеспечить самостоятельно без чьей-либо помощи себя предметами питания. Питание, предоставляемое задержанным в ИВС, по нашим наблюдениям, явно недостаточное. В ИВС задержанным должно быть обеспечено трехразовое горячее питание. Но на практике, питание, соответствующее требованиям закона по рациону и частоте, предоставляется весьма редко. Так, например в ИВС УВД по Березниковскому городскому округу питание предоставляется только в обеденное время, вместо завтрака и ужина задержанным дают чай. Аналогичная ситуация наблюдалась и в ИВС г. Добрянки, Чусовского муниципального района, Пермского района, Юрлинского района. В ИВС Чердынского района вся норма продуктов, рассчитанная на сутки, выдается задержанным, которые в свою очередь могут разделить эту порцию на три раза или сразу употребить в пищу. Таким образом, не известно, как производится подогрев пищи. В ИВС Соликамского городского округа, Усольского района, Красновишерского района, г. Очер питание предоставляется 2 раза в сутки. Трехразовое питание задержанных производится в ИВС Нытвенского района, Октябрьского района, Уинского района, г. Краснокамска. Но, при посещении ИВС Октябрьского и Уинского районов из беседы с задержанными было выявлено, что предоставляемая пища явно не соответствует установленной норме. В ИВС Октябрьского района кормят вермишелью, супом, кашей. В ИВС Уинского района завтрак состоит из каши и чая; обед - из супа и чая; ужин - лапша быстрого приготовления и чай. Во многих ИВС практикуется предоставление полуфабрикатов быстрого приготовления вместо полноценного горячего питания.

    Находясь в закрытом, затемненном помещении, задержанные не только имеют право, но испытывают потребность в ежедневной прогулке на свежем воздухе. Прогулка задержанных должна производиться в охраняемом пространстве, исключающем самовольное оставление ИВС. Для этих целей в изоляторах временного содержания оборудуются прогулочные дворики. Возможность устройства прогулочного дворика в настоящее время с материально-технической и организационной точки зрения доступна не каждому изолятору временного содержания. По данным на 2006 г. в Пермском крае прогулочными двориками были оборудованы 26 ИВС, в 17 изоляторах прогулочные дворики еще не построены. Так, например, нет прогулочного дворика в ИВС г. Чайковского, ИВС Еловского района, Осинского района, Чернушки, Куеды, Соликамска, Березников, Усолья, Чусового, Юрлинского района и т.д. Обустроены прогулочные дворики в таких ИВС, как Оханский, Красновишерский, Нытвенский, Очерский, Добрянский и некоторых других. Однако, даже при наличии прогулочного дворика, существует множество обстоятельств, способных препятствовать реализации права задержанных на прогулку. Так, например, в ИВС Нытвенского, Уинского, Красновишерского и Пермского районов прогулки либо не предоставляются, либо предоставляются, но более короткие - 15-20 минут. Это связано с отсутствием конвойных и выводных сотрудников, дежурный же по ИВС не имеет физической возможности и не вправе по соображениям безопасности единолично выводить задержанных на прогулку.

    Обеспечение медикаментами ИВС является гарантией надлежащего оказания медицинской помощи и продуктивного лечения. По сведениям ГУВД по Пермскому краю за 2005 г., обеспечение изоляторов временного содержания медикаментами первой необходимости было недостаточным. Ежегодно на приобретение медикаментов из федерального бюджета, не смотря на более претенциозные заявки, выделялись лишь незначительные суммы. Не изменилась ситуация и в 2006 г., на приобретение медицинских препаратов и оборудования в один изолятор выделялась сумма примерно от 500 рублей в год до 16000 рублей в год. А в ИВС Горнозаводского района средства не выделялись вообще. Изолятору Еловского, Кишертского, Очерского и Оханского районов для годового обеспечения медикаментами явно не было достаточно 1000 рублей. Этой суммы не могло хватить даже на приобретение жаропонижающих, обезболивающих, дезинфицирующих препаратов в достаточном количестве.

    Некоторым изоляторам временного содержания для медицинского обеспечения выделяются значительные суммы денег. Например, ИВС УВД по Березниковскому городскому округу было выделено 15000 рублей, 16000 рублей - ИВС г. Добрянки, 12000 - ИВС г. Кунгура, 12000 - ИВС г. Чернушки, 10000 - ИВС Чайковского. Однако, судя по информации, получаемой от медицинских работников указанных ИВС, этих денег не достаточно для обеспечения медикаментами всех поступающих задержанных в продолжение всего года, так как наполняемость данных изоляторов и замена в них спецконтингента весьма высока. В настоящее время далеко не все изоляторы способны оказывать задержанным даже первую помощь, не говоря уже о специализированной. Для этих целей в большинстве изоляторов привлекаются муниципальные станции скорой медицинской помощи. В связи с ненадлежащим медикаментозным обеспечением и временным характером работы, либо отсутствием фельдшера, спецконтингенту не обеспечивается преемственность лечения. В ИВС, как правило, не продолжается лечение, назначенное в исправительном учреждении или в следственном изоляторе. Осознавая проблему нехватки лекарств, фельдшеры ИВС, как правило, разрешают родственникам задержанных передавать им лекарственные препараты и витамины. Но данные вещества должны храниться и выдаваться исключительно фельдшером.

    Задержанные вправе во время нахождения в ИВС видеться и общаться со своими близкими родственниками. Но данное право, реализуется, к сожалению, не везде. По сведениям, предоставленным ГУВД по Пермскому краю, проверенным натурным наблюдением условий содержания большинства изоляторов, комнаты свиданий оборудованы на настоящий момент только в 15 ИВС края: в ИВС УВД г. Перми, г. Кунгура и Кунгурского района, ОВД г. Александровска, Губахи, Добрянки, Лысьвы, Очера, ОВД Бардымского, Еловского, Кишертского, Карагайского, Куединского, Оханского, Сивинского районов. В 30 оставшихся изоляторах комнат свиданий не оборудовано.

    Вышеперечисленные проблемы, возникающие в связи с применением к подозреваемому меры процессуального принуждения "задержание", с нашей точки зрения возникли не только по причине недостаточного финансирования, материально-технического обеспечения, но и по организационным причинам. Ведь именно с помощью организационных решений, могут быть преодолены проблемы неудовлетворительного материально-технического обеспечения. Но в некоторых случаях, при надлежащей материальной базе и возможностях, организационные недостатки ограничивают реализацию некоторых жизненно важных прав задержанных.

    На настоящий момент общее положение изоляторов временного содержания в Пермском крае можно оценить как неудовлетворительное. Но все же, в сравнении настоящего положения с состоянием ИВС в 2005 г., можно проследить динамику к гуманизации условий содержания спецконтингента, к увеличению заинтересованности руководящих органов ведомства в улучшении условий содержания в изоляторах.

    Так, еще в 2003 г. федеральное финансирование строительства новых ИВС и реконструкции существующих не производилось. По информации МВД России в 2007 г. на капитальный ремонт ИВС в Пермском крае было выделено 500 млн. рублей; в 2008 - 2009 годах - 1 млрд. рублей. Составлен план на ремонт и реконструкцию ИВС в Пермском крае, в соответствии с которым из федерального бюджета будет выделено 14 млн. 122. тысяч рублей. В 2008 г. непосредственно для ремонта в ИВС УВД по Березниковскому городскому округу будет выделено 404 тысячи рублей. В 2009 г. на ремонт ИВС г. Кунгура и Кунгурского района будет выделено - 103 тысячи рублей, Нытвенского района - 600 тысяч рублей.

    Следует заметить и изменение в правосознании самих граждан, которые нередко попадают в условия доследственной изоляции. Если раньше, задержанный подозреваемый безропотно терпел все обоснованные и необоснованные лишения, воспринимая это как должное, то в настоящее время нормой для подследственного является именно уважение его человеческого достоинства и признание за ним всех элементарных человеческих прав.

     

    Общая характеристика порядка и условий содержания лиц, задержанных в административном порядке

    Содержание административно - задержанных осуществляется в специально отведенных для этого помещениях, отвечающих санитарным требованиям и исключающих возможность их самовольного оставления. В соответствии со ст. 27. 3 КоАП РФ к таким помещениям относятся, в частности, комнаты для задержанных в административном порядке районных/городских и линейных отделов органов внутренних дел (далее: КАЗ) и специальные приемники (далее: спецприемники).

    Комнаты для задержанных в административном порядке являются специальными помещениями дежурной части городского (районного в городе), районного отдела (отделения) внутренних дел, линейного отдела (отделения) внутренних дел на транспорте, отделения милиции и предназначены для кратковременного помещения в них лиц, доставленных за совершение административных правонарушений. В каждом отделе внутренних дел оборудуется не менее 3 комнат административно-задержанных для обеспечения режима их содержания.

    Специальный приемник - учреждение региональных органов внутренних дел, предназначенное для содержания лиц, арестованных за совершение административного правонарушения.

    Основанием для помещения задержанного в КАЗ либо спецприемник является протокол об административном задержании, составленный с соблюдением требований закона.

    В соответствии с Приказом МВД России от 09.04.1993 г., утвердившим "Положение о комнатах для задержанных в административном порядке", лица, задержанные в административном порядке, могут помещаться в КАЗ, только в случаях, когда:

    • они задержаны в целях пресечения административного правонарушения, когда исчерпаны другие меры воздействия;
    • необходимо составить протокол об административном правонарушении;
    • задержанные лица умышленно препятствуют установлению личности либо проявляют буйство и бесчинство;
    • задержанные находятся в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность (при отсутствии в месте нахождения горрайлиноргана медицинского вытрезвителя);
    • необходимо обеспечение своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении.

    Запрещается помещать в КАЗы:

    • людей с травмами и иными видимыми опасными телесными повреждениями, а также другим явно выраженным тяжелым состоянием здоровья;
    • людей больных диабетом (в средней или тяжелой степени);
    • женщин с явными признаками беременности;
    • взрослых людей, имеющих при себе детей в возрасте до 14 лет.

    Однако, для подтверждения наличия травмы, заболевания, болезненного состояния необходимо предоставление дежурному медицинских документов о состоянии здоровья, либо подтверждение болезненного состояния задержанного старшим медицинским работником бригады скорой помощи.

    Постановление Правительства РФ от 15.10.2003 г. "Об утверждении Положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского обслуживания таких лиц" регламентирует условия содержания задержанных в специальных помещениях.

    Перед помещением в комнату административно-задержанных сотрудник дежурной части либо иное должностное лицо обязано произвести личный досмотр правонарушителя, осмотр его внешнего вида и состояния здоровья, опросить о самочувствии, наличии каких-либо заболеваний, травм, досмотреть вещи задержанного. При этом обращается особое внимание на наличие проявлений кожных, венерических, психических заболеваний, заболеваемость педикулезом и чесоткой.

    В случае возникновения необходимости, дежурным вызывается бригада скорой медицинской помощи либо врач муниципального учреждения здравоохранения.

    Лица, нуждающиеся в неотложной медицинской помощи, освобождаются из спецучреждения с выдачей изъятых у них вещей, предметов и ценностей и направляются в соответствующее лечебное учреждение государственной и муниципальной систем здравоохранения. О данном факте в течение суток извещаются судья или орган, оформивший материал, а также сообщается их близким родственникам.

    В случае направления задержанного в медицинское учреждение для оказания срочной квалифицированной медицинской помощи его конвоирование осуществляется вплоть до принятия решения о госпитализации или невозможности содержания в условиях спецучреждения.

    Лица, имеющие явные признаки телесных повреждений, принимаются в спецучреждение после их осмотра медицинским работником и письменного заключения о возможности содержания под стражей.

    После личного досмотра у задержанного изымаются предметы и вещи, кроме одежды, обуви, носовых платков, очков, предметов личной гигиены и туалетных принадлежностей (сюда не относятся предметы, которыми можно нанести вред жизни или здоровью), а также квитанции на изъятые вещи, предметы и ценности. Изъятое подробно описывается в протоколе личного досмотра и досмотра вещей с указанием характерных примет, номеров и хранится в шкафах (сейфах), ключи от которых находятся у дежурного по спецучреждению.

    Лица, задержанные в административном порядке, содержатся отдельно от подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и осужденных, содержащихся под стражей. Помещение в изоляторы временного содержания лиц, задержанных в административном порядке, запрещается. Задержанные в административном порядке женщины содержатся отдельно от мужчин. Подлежат раздельному содержанию несовершеннолетние задержанные и лица, страдающие инфекционными и иными опасными для окружающих заболеваниями.

    Площадь камеры спецучреждения, комнаты административно задержанных должна соответствовать санитарной норме площади, предусмотренной для того количества людей, которое содержится в камере/комнате. Санитарная норма площади, предназначенная для одного человека, равна 2 кв.м.

    В отопительный сезон в специальных помещениях температура должна поддерживаться не ниже +18 градусов. Специальные помещения должны иметь естественное и искусственное освещение. С наступлением темного времени суток камеры искусственно освещаются до рассвета.

    В комнате административно-задержанных правонарушители располагаются на скамье. Задержанные на срок более 3 часов лица обеспечиваются в ночное время местом для сна.

    Задержанным лицам разрешается иметь при себе одежду, головной убор, обувь по сезону (в одном комплекте), носовые платки, а инвалидам - в том числе протезы или костыли.

    Задержанные на срок более 3-х часов лица обеспечиваются питанием по норме суточного довольствия, а также имеют право получать предметы первой необходимости (гигиенические наборы) и продукты питания от родственников и других лиц.

    Выведение задержанных лиц из специального помещения для отправления естественных надобностей производится по их просьбе поочередно в сопровождении одного или более лиц из числа дежурного наряда органа, в ведении которого находится специальное помещение.

    В случае нахождения задержанного в специальном помещении в течение срока, превышающего сутки, он вправе однажды в течение дня пользоваться прогулкой продолжительностью не менее одного часа.

    Медицинское обслуживание задержанных в административном порядке лиц осуществляется учреждениями муниципальной системы здравоохранения. Задержанные лица, при наличии медицинских показаний, могут пользоваться лекарственными средствами, которые в соответствии с назначенным лечением, выдаются дежурным.

    Передаваемые задержанным лицам предметы первой необходимости (гигиенические наборы) и продукты питания проверяются и принимаются должностным лицом органа, в ведении которого находится специальное помещение, а также предъявляются задержанному лицу в присутствии передающего. Запрещается прием и передача задержанным лицам предметов, веществ и продуктов питания, которые представляют опасность для жизни и здоровья людей или могут быть использованы в качестве орудия преступления.

    Использование предметов первой необходимости (гигиенических наборов) задержанными лицами допускается только под наблюдением должностных лиц органа, в ведении которого находится специальное помещение. После использования указанные предметы хранятся вместе с другими предметами, изъятыми у задержанного лица, либо возвращаются передающему.

    За поведением задержанных лиц, находящихся в специальных помещениях, устанавливается наблюдение должностными лицами органа, в ведении которого находится специальное помещение.

    Задержанному лицу по истечении срока задержания возвращаются изъятые у него предметы (вещи, документы, ценности и деньги), за исключением предметов, являющихся орудием или непосредственным объектом правонарушения (до решения вопроса по существу) либо находящихся в розыске или изъятых из гражданского оборота, а также поддельных документов.

     

    Анализ условий содержания граждан, задержанных в административном порядке

    Спецучреждения, в которые могут водворяться люди, задержанные в административном порядке, весьма разнообразны по видам и условиям содержания. Так, задержанных в административном порядке помещают: в дежурную часть отдела внутренних дел, комнату для административно задержанных (КАЗ), спецприемник административно арестованных, ИВС.

    В случае помещения правонарушителя в дежурную часть, он содержится либо в клетке внутри дежурной части, либо в расположенной там камере. Клетка/камера представляет собой огороженное пространство площадью от 2 до 3 кв.м. В клетке-камере отсутствует естественное освещение, а искусственное осуществляется круглосуточно. В камере отсутствует санитарный узел, водопровод, отопление и вентиляция. Из предметов мебели в камере имеется лишь скамейка. Как правило, в камере у задержанного отсутствует возможность реализации естественных потребностей (сотрудники ДЧ отказывают ему в сопровождении в санитарное помещение, в предоставлении воды, пищи или прогулки).

    Комната для административно-задержанных (КАЗ) может располагаться в изоляторе временного содержания либо в дежурной части. Комнаты для административно задержанных могут быть по площади от 3 до 9 кв.м. (в зависимости от количества человек, для содержания которого она рассчитана). В КАЗе отсутствуют оконные проемы, а значит, естественное освещение и естественная вентиляция. Искусственное освещение производится с помощью одной лампы, расположенной над входом в камеру. Вентиляцией камеры не оборудуются. В КАЗах отсутствуют санитарное оборудование, водопровод, емкость для питьевой воды, а также какая-либо мебель, за исключением скамейки вдоль стены. Питание, вода, и возможность отправления естественных потребностей, как правило, не предоставляется. КАЗы, как правило, находятся в антисанитарном состоянии и пропитаны неприятным запахом. О порядке производства их дезинфекции и уборки неизвестно.

    Пример 1. 05.03.2007 г. в ПРПЦ поступила жалоба П., из которой следовало, что примерно с 16 час. 00 мин. 21.02.2007 г. до 23 час. 00 мин. 22.02.2007 г. она была задержана сотрудниками Свердловского РУВД г. Перми. Значительную часть времени задержания П. провела в КАЗе площадью около 4 м.кв., где было холодно и не было никакого оборудования кроме лавки; ночью в течение нескольких часов с П. в камере находилось ещё два человека; за всё время задержания П. ни разу не кормили, в туалет не выводили.

    Спецприемник для граждан, арестованных в административном порядке, является спецучреждением внутренних дел регионального значения, финансируется из муниципального бюджета. Спецприемник ГУВД по Пермскому краю рассчитан для содержания 10-ти человек. Всего в спецприемнике трудоустроено 26 сотрудников. Административно-задержанные находятся там двое суток до суда.

    Камерные помещения спецприемника однотипные и отличаются только по площади и по виду спальных мест. Нормы санитарной площади в спецприемнике соблюдаются, так как наполняемость его невысока. В камерах деревянный пол, бетонные стены, покрытые побелкой. Функционирует отопление и вентиляция, но в камерах, не смотря на это, низкая температура воздуха и неприятный запах никотина. В камерах имеется по 1-2 окна небольшого размера. Окна снабжены решеткой и рельефным стеклом, естественный свет не попадает. Искусственный свет тусклый, не смотря на круглосуточную работу 2 ламп. В камерах имеется водопровод (холодное водоснабжение) и изолированный санитарный узел. Из предметов мебели в камере имеется только нары либо кровати. Постельные принадлежности, посуда, туалетные принадлежности не выдаются. Питьевой воды в камерах не имеется. Задержанным в административном порядке питание не предоставляется. Раз в сутки задержанным предоставляется свидание с родственниками и принимаются вещевые и продуктовые передачи, имеется бокс для свиданий. Медицинскую помощь оказывает фельдшер при вечернем обходе камер. В случае необходимости специализированной или неотложной медицинской помощи, вызывается скорая помощь. Дезинфекцию производит штатный дезинфектор, а уборку камер осуществляют сами задержанные. Возможность прогулок отсутствует.

    Пример 2. В связи с составлением в отношении Д. протоколов об административных правонарушениях 30.06.2006 г. она незаконно была подвергнута административному задержанию на основании Ст. 27. 3 КоАП РФ на срок 48 часов. В продолжение периода с 23.00 30.06.2006 г. до 17.00 02.07.2006 г. Д. незаконно находилась в специальном приемнике административно арестованных в камерном помещении № 9., где она содержалась совместно с Ю. В камерном помещении № 9 были следующие условия содержания: пол камеры - бетонный, стены покрытые известью, из предметов мебели имелись только деревянные нары, состояние камеры антисанитарное, в стене имелись два окна, выложенные стеклянной плиткой зеленого цвета с форточкой и решеткой (естественное освещение неудовлетворительное), искусственное освещение камеры осуществлялось постоянно, даже в темное время суток, что повлекло невозможность сна, температура воздуха была низкой (Д. была задержана в летней одежде - майка, джинсы, чувствовала холод), в камере имелся неприятный запах, отсутствовал изолированный санитарный узел, вместо него имелось отверстие в полу камеры (расположено у входа), перегородка отсутствовала, также в камере имелась железная раковина с холодным техническим водоснабжением; питьевой воды, постельных принадлежностей и пищи не предоставлялось.

    В изоляторах временного содержания ОВД административно-задержанные содержатся в одинаковых условиях с подозреваемыми в совершении преступлений без предоставления им питания, что, безусловно, является дискриминационным фактором.

    В целом, условия содержания административно задержанных так же, как и подозреваемых в совершении преступлений, можно признать не соответствующими закону и унижающими человеческое достоинство.

     

    Выводы

    Резюмируя сказанное выше, мы решили в настоящем разделе привести несколько выдержек из интервью работников прокуратуры, которые, с нашей точки зрения, содержат оценку и подчеркивают отношение к поднятым в исследовании проблемам должностных лиц государственной инстанции, осуществляющей надзор за деятельностью милиции.

    Чаще всего задержание производится в вечернее или ночное время суток. К группе людей, которые задерживаются чаще остальных, в том числе незаконно, следует отнести несовершеннолетних граждан, лиц по внешним признакам и личным данным похожих на иностранных граждан, лиц, ранее привлекавшихся к уголовной или административной ответственности, лиц, систематически обращавшихся в правоохранительные органы с заявлениями или жалобами, лиц, злоупотребляющих спиртными напитками.

    На территории Пермского края случаи незаконного задержания происходят постоянно. Заслуживающим внимания фактором также является латентность такого рода правонарушений. По мнению опрошенного помощника прокурора района П., жалоб на незаконность произведенного задержания немного, но они поступают регулярно. С точки зрения помощника прокурора Я., процедура задержания и период содержания в спецучреждениях ГУВД менее подвержены нарушениям норм закона и прав граждан, чем период предварительного расследования и ареста. Что же касается задержания, то большинство жалоб в прокуратуру поступает в связи с необоснованностью задержания и незаконностью уголовного преследования в целом.

    Административное правонарушение в сравнении с преступлением, обладает меньшей общественной опасностью. Несмотря на это, права человека в ходе задержание в административном порядке, допускаются чаще. Так, число жалоб на незаконное административное задержание относительно стабильно на продолжении исследуемых 3-х лет. Опрошенные же в качестве экспертов сотрудники прокуратуры объясняют количество незаконных задержаний тем, что в системе внутренних дел существует суммарный и личный план по количеству задержаний. Однако это не означает, что милиция умышленно занимается поиском правонарушителей, чаще всего необоснованное административное задержание производится по причине формального, поверхностного отношения блюстителей порядка к обстоятельствам дела или по причине непрофессионализма, низкого образовательного уровня.

    Одним из основных подтвердившихся в ходе мониторинга нарушений следует признать необоснованность задержания в порядке уголовного судопроизводства и фальсификацию его оснований. С точки зрения сотрудников милиции, задержание подозреваемого в совершении преступления может существенно облегчить и ускорить работу по расследованию уголовного дела. Задержанный может предоставить весь объем доказательств, начиная от явки с повинной и до указания на вещественные доказательства, а также соучастников либо исполнителей преступления. Не вполне соглашаются, но, с другой стороны, и подтверждают вывод опрошенные в ходе исследования помощники прокурора района. Они считают, что милиционеры не ориентированы на то, чтобы "забрать" каждого. В их работе скорее присутствует неорганизованность, спешка, необдуманный формализм. Один из работников прокуратуры к сказанному добавил, что основное количество подозреваемых задерживается подразделениями ППС и ГАИ по данным ориентировок. Сотрудники указанных подразделений, как правило, задерживают людей, которые формально подпадают под признаки, указанные в ориентировке, а "...если уж задержали человека, то с ним надо дальше работать".

    Для сокрытия необоснованности производимого административного задержания сотрудниками милиции, как правило, фальсифицируются его основания. Наиболее распространенным является вменение задержанному административного правонарушения, совершенного в момент его доставления. Весьма распространен вызов лица, подозреваемого в преступлении, в качестве свидетеля либо вызов для "беседы". Свидетель, несомненно, явится добровольно и без положенного законом защитника. Так называемая, "беседа" не требует процессуального оформления, исключает контакт с родственниками и адвокатом, не влечет процессуальных обязанностей и ответственности должностных лиц.

    Надзирающая прокуратура не отрицает, что в административных материалах, представляемых для контроля, не всегда четко отражены обстоятельства совершенного деяния, подпадающие под признаки состава правонарушения. Как пояснил данную ситуацию помощник районного прокурора, "чтобы отпустить задержанного, с ним надо поработать, опросить, а на это у сотрудников времени нет". Милиционеры считают, что если они задержали человека, когда правонарушения им совершено не было, то отпускать его нельзя, так как за это их накажет начальник. Начальника должностные лица боятся больше, чем закон.

    В ходе необоснованного административного задержания также нередки случаи фальсификации оснований содержания в милиции. В большинстве подобных ситуаций уже задержанному человеку вменяется либо правонарушение, либо преступление, совершенное в отношении сотрудников милиции. Прокуратура такие ситуации прокомментировала так: "Часто необоснованно людей доставляют в милицию или в вытрезвитель. Задерживают, как правило, человека, который идет один. На этом этапе включается четкий механизм, человек не имеет возможности доказать, что он не хулиганил".

    Говоря об этом, мы должны, помимо прочего, указать на совершение сотрудниками милиции существенных нарушений права на свободу и личную неприкосновенность граждан, которые не совершали никакого правонарушения. Кроме того, сотрудники милиции нарушают и целый ряд процедурных прав граждан. Когда мы говорим о повторяющихся нарушениях прав, тем более, когда это в силу тех или иных причин становится обычной административной практикой, должна появляться тревожность сопутствующая распаду целого пласта общественных отношений, состоянию порождающему отчуждение, конфликтность и противостояние. Поэтому комментарии работников прокуратуры, которым, несомненно, известна проблема, являются весьма сдержанными и не соразмерными степени ее остроты.

    Как при задержании по подозрению в совершении преступления, так и при административном задержании в большинстве случаев нарушается как право задержанного на информацию о причинах, поводах и основаниях задержания, так и его право на информацию о своих процессуальных возможностях. Эти нарушения объясняются безграмотностью, невнимательностью и безразличием сотрудников милиции, их стремлением упростить и ускорить собственную работу, а иногда и умышленным ограничением правовых возможностей задержанного.

    Одним из наиболее общественно опасных правонарушений в отношении задержанных является необоснованное применение к ним физической силы и спецсредств. Физическая сила к лицам, подозреваемым в совершении преступления, как правило, может применяться во время фактического задержания (захвата) подозреваемого, во время доставления подозреваемого в РОВД, во время оперативной работы в помещении РОВД. К задержанным в административном порядке физическая сила, как правило, применяется в момент захвата.

    О причинах попрания права человека на физическую неприкосновенность довольно откровенного высказался, без сомнения, компетентный сотрудник районной прокуратуры: "Сотрудниками милиции при задержании часто применяется физическая сила и наручники, но вопрос о незаконности их применения подтверждается редко. Чаще всего применяют насилие сотрудники ППС и уголовного розыска. Мотивация и цель здесь такова: насилие применяется умышленно, но спонтанно, необдуманно, в ответ на претензии, оскорбления, придирки. В такой ситуации преследуется цель - "показать, кто в доме хозяин". Выбор поведения в такой ситуации целиком зависит от сотрудника, но редко кто не изменяется под давлением работы и системы. Причина в высоком уровне напряженности работы и низком заработке. Бывает, что сотрудник хочет для начальника быть хорошим, а закон игнорирует".

    Что касается применения в ходе задержания специальных средств, то в большинстве случаев к задержанным применяются наручники или резиновая палка. Следует заметить, что спецсредства применяются при задержании реже, чем физическая сила, это объясняется высоким риском нанесения задержанному видимых телесных повреждений. В то время как следы применения физической силы не всегда устанавливаются визуально.

    Для характеристики ситуации приведем еще несколько выдержек из интервью работников прокуратуры: "...эффективность раскрытия преступлений, связанных с применением сотрудниками милиции физической силы или спецсредств, не высока".

    "В процессе расследования (фактов необоснованного применения физической силы и спецсредств - ред.) возникают сложности при выявлении и сборе доказательств".

    "Сотрудники милиции относятся лояльно к правонарушениям коллег, они друг друга всячески покрывают".

    "... в настоящее время сотрудники милиции до того запуганы, что даже в случае необходимости стараются не применять физическую силу. Садисты в милиции не работают, в основном, люди добросовестные".

    В связи с необоснованным применением физической силы и спецсредств возникает вопрос об оказании задержанному медицинской помощи и о его освидетельствовании на предмет наличия телесных повреждений. Исходя из анализа патронажных дел правозащитного центра, можно сделать вывод о том, что право на получение медицинской помощи у задержанного реализуется только в тех случаях, когда имеющиеся у задержанного травмы, заболевание или иное состояние опасно для его здоровья или жизни либо полностью лишает его возможности участия в процессуальных действиях.

    Еще одной проблемой для задержанного, как по подозрению в совершении преступления, так и административно задержанного является возможность получения юридической помощи. Законное право подозреваемого на защиту с момента фактического задержания практически не обеспечивается. Одновременно задержанный также сталкивается с проблемой отсутствия возможности выбора защитника, а также с постоянным изменением защитника в ходе уголовного процесса.

    Проблема, касающаяся интересов не только самого правонарушителя, но и интересов его родственников заключается в ненадлежащем информировании его родственников о задержании и месте содержания задержанного. Самые распространенные нарушения в виде ненадлежащего информирования родных задержанного о причинах и месте его нахождения можно подразделить на ситуации, когда: 1) родственники задержанного вообще не уведомляются о причинах и месте его нахождения; 2) родственники задержанного уведомляются несвоевременно. По мнению прокурора района, степень соблюдения порядка уведомления родственников о задержании удовлетворительная, тем не менее, родственники уведомляются не всегда. Нарушаются и сроки информирования прокурора о произведенном задержании.

    Весьма часто встречающимся нарушением в случае необоснованного задержания является отсутствие его всякого процессуального оформления. Так, при задержании по подозрению в совершении преступления, если подозрение впоследствии не подтвердилось, сотрудниками не составляется протокола задержания. Если же задержание было обоснованным, но оно было произведено с нарушением процессуальных норм, сотрудниками милиции нередко протокол задержания составляется "задним числом", то есть с указанием недостоверных данных о времени фактического задержания. Делается это с целью продления срока возможной работы с задержанным.

    При этом отсутствие формальной фиксации необоснованного административного задержания,- явление, встречающееся еще более часто, чем отсутствие протокола задержания в уголовном процессе.

    К данному правонарушению (отсутствие протокола административного задержания либо протокола об административном правонарушении) сотрудники милиции прибегают в случае, если в действиях задержанного фактически отсутствовали признаки состава какого-либо административного правонарушения, либо проведенная с ним оперативная работа не принесла положительных процессуальных результатов. В такой ситуации, при освобождении задержанного протокол административного задержания не составляется вообще, либо фальсифицируется основание задержания человека.

    В вопросах нарушения прав граждан во время задержания обнаруживаются материально-организационные, управленческие, кадровые и иные проблемы, характерные для современного функционирования подразделений милиции и выполнения ими других задач. Можно предположить (эти вопросы специально не изучались - ред.), что отсутствие надлежащего материального и организационно-технического обеспечения расширяет круг обязанностей рядовых сотрудников, усложняет процесс их работы, требует больших физических усилий и временных затрат, придает работе напряженность, ухудшает ее качество. Кадровая проблема проявляется в отсутствии требовательности при отборе кандидатов на службу в правоохранительные органы. Возможно, это связано с низким уровнем оплаты труда. До сих пор статистика, например количества задержаний, играет важную роль в оценке работы рядовых сотрудников. Терпимость руководящих работников органов внутренних дел к нарушениям сотрудниками милиции требований закона, ограниченность в применении к сотрудникам дисциплинарной ответственности, конечно же, связанна с перечисленными здесь обстоятельствами. Более того, полагали бы, что и в целом выход из сложившейся ситуации невозможен без их учета.

    Для улучшения качественных характеристик работы сотрудников ОВД, связанных непосредственно с осуществлением задержания по подозрению в совершении преступления либо административного задержания, с нашей точки зрения, необходимо усилить и систематизировать контроль над их деятельностью начиная с момента производства фактического задержания.

    Так, целесообразной была бы разработка графика суточных дежурств работников адвокатуры. Эта мера могла бы обеспечить участие защитника в уголовном судопроизводстве с момента фактического лишения подозреваемого свободы и соблюдение прав задержанного. Участие в задержании защитника минимизировало бы возможность должностных лиц уклониться от составления протокола задержания, либо сфальсифицировать данные, подлежащие указанию в протоколе. Если задержание своевременно получит свое процессуальное оформление, это закономерно повлечет необходимость ознакомления с протоколом подозреваемого и ознакомление его с перечнем процессуальных прав.

    Возможными средствами контроля доставления и содержания задержанного в дежурной части или спецучреждениях милиции могли бы быть видеонаблюдение и видеозапись. Причем, материалам видеозаписи в таком случае необходимо придавать характер документов отчетности, исключая их самовольное обозрение, изменение, уничтожение. Также необходимо установление порядка и сроков хранения данных видеозаписей.

    Дополнительной мерой контроля над нахождением задержанного в дежурной части и соблюдением его прав является контроль вышестоящими должностными лицами четкого ведения журнала задержанных и доставленных, с указанием времени их поступления, оснований задержания и состояния задержанного.

    Порядок функционирования мер контроля объективного характера должен быть дополнен и субъективными мерами. Так, несомненно, необходимо изменение подхода прокуратуры к осуществлению надзора за деятельностью милиции. В исследуемый нами период и по настоящий момент прокуратура осуществляла проверку законности производства задержания (в том числе и административного) только в связи с поступлением жалоб граждан. Для усиления эффективности надзора целесообразно было бы контролировать непосредственно деятельность милиции по осуществлению задержания, заполнению журналов задержанных, составлению протоколов задержания, содержанию подозреваемых и административно задержанных в дежурной части. Для этого необходимо установление систематических (ежедневных) проверок функционирования милиции. Как уже было указано выше, для улучшения эффективности преобразований требуется и постоянное правовое просвещение населения.

    Отдельной проблемой, тесно взаимосвязанной как с исполнением сотрудниками милиции своих функций, так и с соблюдением прав подозреваемых в совершении преступления и задержанных в административном порядке, являются условия содержания в спецучреждениях ГУВД по Пермскому краю.

    В ходе мониторинга мы выяснили, что проблема несоответствия условий содержания в ИВС в большинстве случае зависит от ненадлежащей материально-технической базы, а также организационных преобразований.

    Так, на территории Пермского края в период с 2005 г. по 2007 г. функционировало от 44 до 39 изоляторов временного содержания. Какова же общая картина, отражающая состояние ИВС районный органов внутренних дел.

    В большинстве случаев, ИВС находятся в подвальном или полуподвальном помещении. Изоляторы по площади рассчитаны для содержания от 5 до 75 человек. Среди них есть изоляторы, постоянно переполненные в 1,5-2 раза. В связи с недостатком площади, не во всех изоляторах нормы раздельного содержания задержанных соблюдаются в полном объеме. Нагрузка на изоляторы увеличивается и в связи с содержанием в них лиц, задержанных и арестованных в административном порядке, а также обвиняемых, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

    Камерные помещения ИВС в большинстве случаев не оборудованы никакой мебелью, кроме деревянного настила ("нары"), используемого как общее спальное место. Индивидуальными кроватями оборудованы лишь вновь построенные изоляторы. Однако имеется общая тенденция к демонтажу нар.

    Оконные проемы в камерах расположены у потолка, оборудованы фальшьрешетками и мелкоячеистыми решетками. Лишь в некоторых ИВС в оконных рамах имеется форточка. Искусственное освещение в большинстве ИВС тусклое, так как лампа располагается в углублении над входом в камеру, защищается плафоном и решеткой. Освещается, таким образом, лишь часть камеры.

    Не во всех изоляторах оборудована и функционирует принудительная вентиляция. Поэтому, воздух в камерах влажный, присутствуют неприятные запахи. Температура воздуха в камерах, как правило, высокая. Так как изоляторы размещаются, как правило, в зданиях старого образца, деревянных или кирпичных давней постройки, то закономерно возникают проблемы с водопроводом, водоотводом, канализацией. До сих пор в Пермском крае имеются изоляторы, где полностью отсутствует водопровод. Это ограничивает и возможность санобработки спецконтингента. Душ также функционирует лишь во вновь построенных ИВС.

    Отдельную проблему представляет собой реализация права задержанных на прогулку. В большинстве ИВС, кроме вновь оборудованных, данное право не реализуется в связи с отсутствием прогулочных двориков либо в связи с отсутствием в штате ставок выводных.

    В некоторых ИВС по сей день организовано только одноразовое питание, распространенным является предоставление суточной нормы сухих полуфабрикатов.

    Абсолютно во всех ИВС постельные принадлежности и постельное белье не предоставляется в полном объеме.

    Медицинское обеспечение ИВС за исследуемый нами период претерпело существенные улучшения: как из федерального бюджета, так и из местных периодически начали выделяться денежные средства на приобретение медикаментов и медицинского оборудования. Хотя в некоторых изоляторах в связи с их наполняемостью медикаментов явно не достаточно. Аналогичная ситуация и с санитарной обработкой камер ИВС: существуют изоляторы, где санобработка не проводилась в продолжение 2 лет, но имеются и изоляторы, регулярно сотрудничающие с санитарными службами.

    Отметив имеющиеся в спецучреждениях Г УВД по Пермскому краю проблемы, нельзя не придти к выводу о необходимости преобразования системы спецучреждений и пересмотра порядка их финансирования.

    В настоящий момент, как уже указывалось выше, планируется ремонт и реконструкция некоторых ИВС, находящихся в аварийном состоянии. Данные преобразования будут реализованы в продолжение 2009-2011 г. Однако, с нашей точки зрения, политика разрозненного финансирования и развития различных изоляторов не является эффективным решением проблем материально-бытового обеспечения. Так, целевые средства, выделяемые, например, на покупку постельных принадлежностей, распределяются пропорционально между всеми ИВС края. Естественно, данных средств не достаточно для полного обеспечения отдельного изолятора, в связи с чем, принадлежности в нем не выдаются. Более практичным было бы полное обеспечение отдельного изолятора, а затем, других в порядке очередности.

    Именно по такой схеме целесообразно переоборудование изоляторов до соответствия требованиям закона. Например, полная реконструкция покрытия стен камерных помещений, демонтаж спальных мест, демонтаж оконных решеток, оборудование вентиляции, водопровода, прогулочного дворика и т.д. Одновременно с улучшением материально-технической базы для реформирования состояния системы спецучреждений необходимо её кадровое обеспечение, организация квалифицированного и постоянного контроля не только со стороны органов прокуратуры, но и со стороны органов санитарно-эпидемиологического контроля, органов здравоохранения.

    Фактически, органы исполнительной власти на протяжении длительного времени подвергают ревизии Федеральный закон (с 1998 года), в частности, наиболее затратную его часть, прямо связанную с правами человека (с конституционным принципом уважения человеческого достоинства, международными обязательствами России по гуманизации мест содержания под стражей.

    С нашей точки зрения, это проявляется в нарушении целого перечня специальных прав человека в местах ограничения свободы, в частности:

    Запрета унижающего достоинство человека обращения, вызывающее у человека страдания, физические и нравственные, в части содержания граждан в холодных камерах, отсутствия возможности (немедленно) удовлетворить свои физиологические потребности.

    Права на личную безопасность во время содержания в ИВС в части нарушения раздельного содержания больных инфекционными заболеваниями или нуждающиеся в особом медицинском уходе и наблюдении.

    Права получать информацию о своих правах и обязанностях, режиме содержания, порядке подачи предложений, заявлений и жалоб в части отсутствия открытой наглядной информации и отсутствия нормативной литературы.

    Права требовать извещения близких родственников о водворении в ИВС в части отсутствия средств связи (другие факторы нами не изучались).

    Права хранить при себе документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов, в части полного отсутствия условий надлежащего их хранения.

    Права пользоваться литературой и изданиями периодической печати из библиотеки органа внутренних дел либо приобретенными через администрацию изолятора временного содержания в торговой сети, в части отсутствия/недостаточности книг, журналов и газет в ИВС.

    Права заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой в части отсутствия надлежащих для этого условий (слабое освещение, нет мебели, специальной литературы).

    Права на бесплатное обеспечение: питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации; спальным местом во время восьмичасового сна, в ночное время; постельными принадлежностями, постельным бельем.

    Права на медико-санитарное обеспечение, в соответствии с действующим законодательством РФ, в том числе на оказание амбулаторной, неотложной медицинской помощи, на организацию оказания скорой медицинской помощи, организацию консультаций больных, нуждающихся в специализированной медицинской помощи, организацию и осуществление госпитализации лиц, нуждающихся в стационарном лечении;

    Права иметь норму санитарной площади в камере на одного человека в размере не менее 4 кв. метров;

    Права поддерживать свою личную гигиену;

    Права пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа.

    Кроме того, с нашей точки зрения, не выполняются правила, в соответствии с которыми в камеры должны быть выданы мыло (туалетное и хозяйственное), стиральный порошок, бумага для гигиенических целей, настольные игры (шашки, шахматы, домино), газеты, предметы для уборки камеры. Лицам, не имеющим средств на личных счетах, дополнительно должны выдаваться зубная паста (порошок), зубная щетка, одноразовая бритва (для мужчин), средства личной гигиены (для женщин).

    Кроме того, не выполняются требования, в соответствии с которыми камеры ИВС должны быть оборудованы столом, санитарным узлом, краном с водопроводной водой, вешалкой для верхней одежды, полкой для туалетных принадлежностей, бачком для питьевой воды, радиоприемником, урной для мусора.

    Сказанное относится не только к гражданам, задержанным по подозрению в совершении преступлении. Описанные выше условия содержания под стражей, безусловно, отражаются на условиях труда сотрудников учреждений (увеличивает производственные риски: профзаболевания, травматизм) и качестве выполнения профессиональных обязанностей (увеличиваются эмоциональные нагрузки, утомляемость, уменьшается время на восстановление и отдых, увеличивается раздражительность и т.п.).

    Таким образом, в большей части рассматриваемых вопросов персонал учреждений оказывается заложником искусственно созданной ситуации.

    Каждое из указанных здесь нарушений является самостоятельным основанием для предъявления претензий государству, в том числе может служить предметом судебного разбирательства.

    В практике работы Пермского регионального правозащитного центра таких обращений не мало. Обращения же граждан в ПРПЦ и последующие судебные процессы связаны, как правило, с развитием серьезных форм инфекционных заболеваний, начало которым было/могло быть положено в период их пребывания в ИВС. Можно предположить, что судебные решения, вынесенные в пользу заявителей, несмотря на сложность и затратность сбора доказательств, со временем станут явлением повсеместным.

    С нашей точки зрения, состояние ИВС и положение находящихся в них людей не соответствует нормам международного права: Международному пакту о гражданских и политических правах, Европейской конвенции по правам человека, Конвенции ООН против пыток и других, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, Европейским пенитенциарным правилам Совета Европы и др. В связи с этим, представляется необходимым также обращение к международным средствам и механизмам защиты прав человека.


    [1] Под уголовным задержанием в тексте настоящего отчета понимается - задержание лица по подозрению в совершении преступления, производимое в соответствии со ст.91 УПК РФ. (вернуться)

     

    Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


    [an error occurred while processing this directive]
  •  Главная / Права человека / Сборник






    При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.