НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Авторские материалы Василия Мосеева

To read this article
in English, press here

Жилье для сирот – мифы и реальность

Что же происходит с приобретением жилья для сирот на территории края? Имеющие на него безусловное «внеочередное» право люди ждут жилье до полутора десятилетий!
Вопрос выглядит еще более интересным на фоне чуть ли не ежемесячных бравурных отчетов о выделенных из бюджета страны и правительством края сотнях миллионов рублей на эти цели и сотнях наконец - то осчастливленных сирот.
Читайте на нашем сайте статью Василия Мосеева "Сиротские метры".

 

Житие

Василий Мосеев
Сиротские метры

Крошечная Вика степенно проходит возле меня и сразу же падает. Без плача встает, потирает ушиб и отправляется дальше. После четвертого или пятого молчаливого падения малышки с ужасом обнаруживаю свою причастность: ребенок запинается об ремень от моей сумки… Но какой характер! Иной бы давно орал до посинения. Или жизнь уже и ребенка научила терпеливости?

Моя собеседница, мама крохи, тоже только что увидела причину. Понимающе улыбается. Сумку убираем. И продолжается рассказ о житье-бытье. Или выживании.

Наталья Вострецова - сирота. Мать умерла в 1995 году. Отца не видела никогда. Десять лет прожила в детском доме. А это общий быт, в котором свое только койко-место. И то до очередной "перетряски" группы. Это и особый запах места "призрения" бедных детей.

Но потом, повзрослев, Наталья детский дом, да и профессиональное училище с интернатом будет еще вспоминать. Там была хоть уверенность в завтрашнем дне. Пусть не очень сытом и свободном.

Что толку было от полученного свидетельства повара-кондитера, если нет прописки, а значит и приема на работу? И еще хуже, если вообще негде жить? Ночевала у знакомых. Бывало, просто умоляла людей пустить пожить. Из-за отсутствия регистрации на нее составляли протоколы об административных нарушениях. Иногда на короткое время удавалось устроиться в общежитие. Только спустя девять лет после окончания профессионального училища, после многократных обращений в администрации Свердловского района и города Перми ей дали койко-место в общежитии. В сыром полуподвальном помещении.

Все это время, с 1997 года, Наталья Вострецова, имела право на внеочередное получение жилья по договору социального найма. Как сирота, не имеющая никакого помещения. Есть такой федеральный закон (принят в 1996 году), под реализацию которого ежегодно выделяются деньги из бюджетов страны и региона. И, поверьте, деньги немалые.

Только до Вострецовой они не доходят уже четырнадцатый год! Полученное койко-место жильем назвать нельзя. Зимой невыносимо холодно, летом - душно и сыро. Дважды девятиметровую комнатку, где Наталья живет с соседкой, топило. Лишались всего имущества, но упрямо, терпеливо продолжали жить. И надеяться на исполнение закона. Наверное, от этого "жить и надеяться" появилась Вика.

Думаю, нельзя судить человека, решившегося на такой отчаянный шаг. Без условий для ребенка. Но ее "поезд" уже уходил. И как у всех нас, "запасной" жизни не предвиделось.

К моменту рождения дочери Наталья стояла в очереди на внеочередное (такая вот российская тавтология) получение жилья уже двенадцатый год. Но еще только через год не выдержала и подала в суд на правительство Пермского края и администрацию города Перми за неисполнение ими федерального закона. Суд состоялся в январе прошлого года…

Так что же происходит с приобретением жилья для сирот на территории края, если имеющие на жилье безусловное "внеочередное" право люди ждут его до полутора десятилетий? Вопрос выглядит еще более интересным на фоне чуть ли не ежемесячных бравурных отчетов о выделенных из бюджета страны и правительством края сотнях миллионов рублей на эти цели и сотнях наконец - то осчастливленных сирот. На этом фоне Наталья Вострецова просто трагическая неудачница: плохо и не в те двери стучалась?

Какие ещё трудности ожидают в жизни этого обитателя детдома?..
Какие ещё трудности ожидают в жизни этого обитателя детдома?..
Нет. Обращалась, как положено по закону. Но вот цифра, названная правительством края в самом начале 2011 года. У судебных приставов Пермского края сегодня находится 220 неисполненных судебных решений о выделении жилья имеющим на это законное право детям - сиротам. 220 трагедий.

Но истинная ситуация, уважаемый читатель, еще хуже, еще тяжелей. Но лучше все проанализировать по порядку.

По самым последним данным министерства социального развития в нашем крае в очереди на внеочередное получение жилья находится 2388 сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Их права многократно проверены и признаны бесспорными. 20 января 2011 года заместитель председателя правительства края Екатерина Бербер на встрече с депутатами Законодательного собрания сообщила, что общая потребность средств для решения этой проблемы - 2,5 миллиарда рублей. Вроде бы неплохо - примерно по одному миллиону 47 тысяч рублей на сиротскую душу.

Давно замечено, что краевые чиновники умеют красиво мечтать, когда речь идет о неких абстрактных цифрах. Но конкретные социальные вопросы, если и решают, то с жесткой циничностью. Примеры в той же информации от правительства. Вот опубликованный во многих газетах в конце 2010 года пресс-релиз министерства социального развития края. Первые строки: "На приобретение жилья детям-сиротам в Пермском крае в этом году дополнительно выделено 150 миллионов рублей. С учетом дополнительного финансирования в 2010 году жилье приобретут порядка 570 детей-сирот". Дальше написано, что "в общей сложности краевой бюджет на эти цели в 2010 году направил более 245 миллионов рублей". Поделим эту сумму на число осчастливленных бездомных сирот: получается примерно по 430 тысяч рублей на человека. Обратите внимание: "средняя" сумма средств на приобретение жилья каждому бездомному сироте уже уменьшена в несколько раз.

Но, как выяснилось, и эти цифры в пресс-релизе лживы. 150 миллионов рублей на жилье для сирот были выделены из бюджета в самом конце 2010 года. Их просто не успели потратить. По одной версии под эту сумму нуждающимся якобы было выдано 168 сертификатов и 77 из них реализовано. По другой версии эти же деньги направлены в органы местного самоуправления для исполнения судебных решений по приобретению жилья для сирот. Тогда, где купленные квартиры, если в крае остается такая масса невыполненных судебных решений? Во всяком случае, не прозрачна судьба этих бюджетных средств.

Реально же в Пермском крае на приобретение жилья для сирот в 2010 году было было затрачено всего около 100 миллионов рублей. На 30 миллионов меньше, чем в 2009 году. И квартиры или деньги в прошедшем году получили не более 269 человек, то есть один из девяти всех нуждающихся в жилье сирот.

На том же пленарном заседании Законодательного собрания края Екатерина Бербер назвала еще две две знаковых цифры. В этом году на обеспечение детей-сирот жильем в краевом бюджете запланировано около 300 миллионов рублей. А всего в 2010-2011 годах предполагается обеспечить 1155 сирот. "Все предпринимаемые меры… позволят увеличить количество обеспеченных жильем детей-сирот в два раза" - сообщила заместитель председателя правительства депутатам.

Надо бы поаплодировать - это почти половина остронуждающихся. Но… не хочется. И вот почему. Как правительство края намерено это сделать на практике, если на текущий год из бюджета края сиротам выделено 300 миллионов рублей, а обеспечить жильем, исходя из приведенных цифр, в 2011 году надо еще почти 900 человек. И что можно купить сироте за "средние" 330-340 тысяч рублей? Коридор с туалетом? А в федеральном законе "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" сказано, что предоставляемое сиротам жилье должно приобретаться по конкурсу, соответствовать установленным в данной местности социальным нормам по площади, санитарному состоянию, уровню благоустройства и т.д. Надо все же учитывать, что сирота, по определению, малоимущий, льготу получает один раз в жизни!

В процессе работы над статьей мне пришлось встретиться со многими жертвами стремления власти красиво отчитаться о трагической ситуации. Но больше всех задела история Натальи Головиной. Она сирота с 1993 года. Выросла в детском доме, потом в училище получила профессию штукатура-маляра. Имела право на внеочередное получение жилья. Но многие годы "моталась" по съемным углам и общежитиям. Проживая на одном из койко-мест и родила девочку. Комиссия из органов опеки пришла к ней в тот день, когда прорвало трубы отопления и крошечная комнатка была похожа на баню. Ребенка сразу же забрали в детский дом. Там девочка была удочерена.

Вот ведь как получилось: государство по предоставлению жилья не выполнило свои обязательства, но по этой же причине лишило человека собственного ребенка. Да, наша жизнь трагичнее любых индийских мелодрам…

Наталья Головина в 2010 году все же оказалась в числе счастливчиков - получила комнатку площадью 10 квадратных метров в двухкомнатной квартире. Но боится заходить в свое жилье: сосед по подселению оказался пьяным буяном, часто оскорбляет ее. Сам малоимущий, предлагает продать ему комнату. И по пьянке даже не понимает, что Наталья не только не хочет, но и не может ничего продать, так как комната выделена по договору социального найма. Сейчас уже второй месяц она живет у знакомых.

Да и в целом изучение ситуации показало, что абсолютное большинство сирот получают жилье только с подселением в обычных квартирах. Конечно, власти это обходится намного дешевле. Но именно с помощью региональных и муниципальных властей в крае плодятся "коммуналки" со всеми вытекающими из этого бытовыми, а то и уголовными конфликтами.

Политика высокомерного отношения к сиротам просматривается буквально во всем. Например, та же рассчетная норма на человека при предоставлении жилья. В Перми она составляет 15 квадратных метров, в Ильинске - 33, в Суксуне или Красновишерске - 6. По таким нормам дети жилье и получают. Не понять логику, чем же сирота из Суксуна или Красновишерска хуже такого же человека из Перми или Ильинска. Да и цена квадратного метра в городах и районах разная. Одна в Перми и, понятно, совсем другая - в Куеде. Но, если закон Федеральный, а исполнение - региональное, то, может, лучше на территории всего края установить единый норматив. И в целом поставить задачу предоставлять сиротам отдельное жилье.

Вообще над и так несчастными людьми у нас все время стараются проводить довольно дикие социальные опыты. На том же заседании Законодательного собрания в январе была озвучена идея уже в первом квартале 2011 года выделить жилье сразу 120 детям-сиротам из пяти близлежащих районов в новом микрорайоне "Усольский" в Березниках. Жители Березников в наспех построенные домики ехать не хотят. Местным жителям не надо, а сиротам в самый раз?

Что же будет делать такая масса социально не адаптированных молодых людей в почти лишенном инфраструктуры отдаленном районе города в сомнительного качества квартирах? Едва ли для них там найдется 120 однокомнатных квартир. Создаем новые гетто? Сомневаюсь, что об этом наши власти серьезно подумали перед озвучиванием далеко не бесспорной идеи. Но, кто же пойдет спрашивать об этом, например, психологов, социологов, сотрудников детских домов?

Да и интересует ли кого-то мнение специалистов и населения? Виноваты в этом не только власти, но и все мы. Редко анализируем решения чиновников. Отмалчиваемся, когда видим очевидную глупость. Примеров множество в любой сфере: в медицине, образовании, культуре… Но раз уж речь идет о жилье для детей-сирот, приведу яркий пример. Во время работы над этой темой я сначала с большим интересом отнесся к действующему в нашем регионе с 2009 года пилотному проекту "Предоставление выплаты на приобретение жилого помещения детям - сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа". Суть этого постановления правительства и сопутствующих документов в выдаче нуждающимся сертификатов на приобретение жилья. А после достижения бездомным сиротой 23 лет ему на приобретение жилья может быть перечислена некая сумма. Причем купленное жилье этим сиротам сразу оформляется в собственность. На пути монетизации сиротской льготы наш регион не первый. Гораздо раньше он был внедрен в Тамбовской области.

На первый взгляд кажется, что при огромном и все более растущем числе бездомных сирот это разумный выход. Видимо, таким же считает его и правительство края, если сообщило о 168 выданных сиротам сертификатов. Но бумага и деньги еще не жилье. Пусть кто-нибудь попробует купить однокомнатную, пригодную для житья квартиру за 600 тысяч рублей в Перми или за 242 тысячи - в Барде. Именно такова стоимость сертификатов в этих населенных пунктах. Больше чем комнатку в "коммуналке" за эти деньги никак не купишь.

Власть за небольшие деньги пытается обеспечить жильем как можно больше сирот. Закрывая глаза на социальные и криминальные последствия таких действий. Общество эту созданную властью проблему как бы не видит и даже радуется: какой мудрый "пилотный проект". А он страшен появлением все новых и новых обездоленных людей…

Правда, и сироты, во всяком случае многие, прекрасно понимают, в какие условия их ставят. И нашли способ отстаивать свои права. Это только сегодня в Пермском крае 220 выигранных сиротами, но так и не исполненных местными органами власти судебных решений о внеочередном предоставлении жилья. И я полностью согласен с мнением специалиста в этой сфере, юриста Пермского регионального правозащитного Центра Марии Гащенко о том, что в самом ближайшем будущем вал таких судебных исков и, соответственно, решений в пользу сирот будет расти. Ведь по федеральному закону сирот все же обязаны обеспечивать жильем органы местного самоуправления за счет бюджетов региона и страны. Так уже возникла и будет расти новая очередь на внеочередное получение жилья по судебным решениям.

При таком подходе и темпах проблема предоставления жилья сиротам даже по самым оптимистичным оценкам будет решаться еще в течение десяти - двенадцати лет. А может и необозримого будущего, потому что каждый год к армии бездомных сирот добавляются все новые и новые имеющие внеочередные жилищные права. Только в детских домах края сегодня 365 таких сирот. Сколько их в опекунских и приемных семьях, мне даже не смогли сказать.

Кстати, хорошее решение приняло на днях правительство страны - в течение года обеспечить жильем всех военнослужащих. Может, давно настала пора с такой же решительностью покончить и с сиротской бездомностью?

…Прошел ровно год с того дня, как Наталья Вострецова получила судебное решение, согласно которому администрация города Перми обязана предоставить ей "на семью из двух человек во внеочередном порядке благоустроенное жилое помещение". За это время исполнением судебного решения занимались аж четыре судебных пристава. Исписана новая гора бумаг. Но квартиру Вострецова до сих пор не получила. Так и живет вдвоем с дочерью на одном "койко-месте".

Василий Мосеев. 25 января 2011 года
Размещено 02.02.2011
Опубликовано в газете "За человека" №01(25)

 Главная / Авторские материалы Василия Мосеева






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.