НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Авторские материалы Василия Мосеева

Врач на страже бюджетных рублей

В сегодняшней пермской медицине всё сделано для того, чтобы максимально ограничить пермяков в пользовании её услугами. Читайте об этом в продолжении исследования нашего корреспондента Василия МОСЕЕВА (первая статья цикла - см. "Сбережение народа?...").

Редакция

 

Василий Мосеев
Сбережение народа?.. - часть 2

Особой реакции на статью, опубликованную под таким же заголовком на сайте регионального правозащитного Центра, я не ожидал. Форума у сайта ПРПЦ, к сожалению, нет. А власть серьезные, тревожные публикации старается "не замечать". Поэтому звонок из приемной заместителя председателя правительства края Анатолия Зубарева был неожиданным. Анатолий Юрьевич предложил встретиться и обсудить проблему. Мы беседовали довольно долго.

Хочет ли сам человек быть здоровым?

В любой беседе с глазу на глаз, наверное, интуитивно хочется взаимного понимания. Тем более, что несколько раз Анатолий Юрьевич упомянул о своей давнишней работе участковым терапевтом. Специалист. Значит, будет говорить не лозунгами.

Сбережение народа?.. - часть 2. Фото - wday.ru
Фото - wday.ru
Да и стоило ли спорить с собеседником об устойчивом недовольстве населения уровнем здравоохранения в стране? Ругали все это и раньше, при социализме: врач невнимательно осмотрел, поставил не тот диагноз, не направил в стационар… В медицине, как в сельском хозяйстве, у нас разбираются все.

Не надо забывать и то, что здоровье человека, по оценкам специалистов, только примерно на 20% зависит от уровня здравоохранения. Если принять во внимание состояние окружающей среды, наследственные факторы и прочее, то, примерно, те же 20% здоровья зависят от поведения самого человека. А пациент у нас еще и особенный - напился, упал, сломал руку или ногу. Бывает, отравился суррогатами, его откачали… А это стоит бюджету примерно 60 тысяч рублей. Но самое жуткое, после выхода из больницы такой человек снова напивается, травится… Деньги из бюджета в подавляющей массе, сетует Анатолий Юрьевич, тратятся на больных, которые и не думают вести здоровый образ жизни. Пьют, курят… Кстати, совсем недавно в СМИ прошло сообщение, что наша страна занимает одно из первых мест в мире по численности курящих.

И действительно, мысленно соглашаюсь, у большой части наших граждан в образ жизни не встроена забота о здоровье. И знаменитый русский "авось" мы будем излечивать еще долго, очень долго. Значит, ой как нужна просветительская и профилактическая работа.

Вот и первостепенная реальная задача для государственной медицинской службы. Тем более, что в начатой два года назад реформе пермского здравоохранения было заявлено о приоритете профилактических мероприятий. Как писали тогда: "Теперь "медицинский акцент" сместится в сторону профилактических мероприятий". Прошу своего собеседника подробней остановиться на этой теме. Он задумывается, начинает рассказывать о трех уровнях профилактики, о том, что предупредить болезни, например, системой прививок, дешевле, чем лечить и… уходит в рассуждения о мотивации врачей в профилактической работе.

Больше повернуть беседу к этой теме я не смог. Хотя именно она стоит в проекте реформы здравоохранения в Пермском крае на первом месте.

Давайте тогда проанализируем, что же изменилось с начала эксперимента. Первое - окружающая среда. Ничуть не улучшилась, а в городах, пожалуй, и ухудшилась. Второе - медицинская просветительская работа среди населения. Если кто заметил хоть что-то новое в работе медучреждений и самих врачей касательно формирования здорового образа жизни - готов выслушать свидетельства. Лично я при знакомстве с материалами в информационных системах, вплоть до лекций врачей, никаких изменений не увидел. В выявлении болезней и лечении на ранних стадиях за два прошедших года тоже ничего кардинально не изменилось. Разве что больше стало диагностической аппаратуры, особенно в платных клиниках. Однако для обычного небогатого пациента это оборудование так и остается труднодоступным. Но об этом пойдет речь дальше.

Что же в "сухом остатке"? Больше, чем обычно средств на профилактику не выделялось, да и мотивации, кроме благих пожеланий, у медицинских работников не было. Вот и остался "здоровый образ жизни" светлым помыслом проекта реформы здравоохранения.

Суть реформы пермского здравоохранения, конечно же, не в формировании "образа жизни" и профилактике, а находится в совершенно другой плоскости.

Так что же хотели изменить реформаторы?

Анатолий Зубарев говорил со мной о государственном здравоохранении, как о коммерческом проекте. И волновал его соответствующий бизнесу набор проблем. В беседе звучали слова "заказ", "доход", "служба частных участковых врачей", "бизнес-инкубатор"… Что же получается? Если во всех развитых странах мира государственная система здравоохранение является основой медицинского обслуживания населения, то у нас, в Пермском крае, - это только бизнес?

Сбережение народа?.. - часть 2. Фото - timeua.info
Фото - timeua.info
Лучший ответ на этот вопрос я нашел в статье губернатора Олега Чиркунова под заголовком: "Здравоохранение: конкурентная модель", опубликованной в начале июля 2008 года сначала в газете "Ведомости", а затем на федеральном сайте "Открытый бюджет". В ней автор утверждает, что государство "неэффективно расходует средства на выполнение своей функции - лечение людей". Да и сама направляемая на медицину сумма в бюджете страны "является константой", то есть фактически не меняется. А поскольку эта сумма - константа, то переменными величинами "становятся объем и качество предоставляемых услуг". Иными словами, чем больше больных обратится за медицинской помощью к государству, тем дешевле станет лечение. Первый чиновник края написал об этом образно: "Если в больницу придет сто человек, их вылечат. Если придет тысяча - помажут зеленкой. Если придет десять тысяч - их в лучшем случае выслушают".

Далее, вроде бы, могла быть логичной постановка вопроса об увеличении в стране бюджета здравоохранения. Тем более, что для беспокойства руководителей регионов в стране давно уже были серьезные основания. Если в бюджете России на здравоохранение многие годы выделяется по 3,2-3,5% внутреннего валового продукта (ВВП), то в странах "большой семерки" (Англия, США, Франция. Канада…) - по 7,1-7,9%. Заметьте, разница более, чем в два раза. К тому же бюджеты этих стран, как бы наши власти не надували щеки, несопоставимы с российским. Очень тревожно, что по уровню финансирования здравоохранения значительно Россию обогнали Молдавия, Болгария, Венгрия, Эстония… Белоруссия, о которой власти любят говорить с превосходством, ежегодно тратит на медицинское обслуживание населения 4,2% ВВП.

Конечно, губернатору Олегу Чиркунову, видимо, не приходит в голову поднимать эту проблему на государственном уровне. Зато он неоднократно объявлял, что "Пермский край должен стать экспериментальной площадкой". Сочетание финансовой "константы" в здравоохранении, то есть хронически слабое финансирование отрасли, и стремление к экспериментам над населением, скорее всего, и подвигли его к созданию так называемой "конкурентной модели здравоохранения".

Приведу практически ключевую цитату из статьи Чиркунова, которую, на мой взгляд, с полным основанием можно назвать программной: "Необходимо взять из западной модели конкурентную модель, обеспечивающую эффективность расходования бюджетных средств, а из собственной системы - механизм ограничения (выделено мной - В.М.) потребностей, финансовых расходов".

"Конкурентная модель здравоохранения" и пациент

Слово "пациент" в подзаголовке вполне сознательно поставлено на второе место, потому что "конкурентная модель" стала в крае первоосновой. И создана эта модель для того, чтобы ограничить доступ пациента к медицинскому обслуживанию. Это вытекает из рассуждения губернатора: при недостатке средств внедряемая рыночная система могла включать в себя только некие инструменты "эффективного расходования средств" и ограничения якобы "необоснованного спроса на услугу". Но давайте по порядку.

Сбережение народа?.. - часть 2. Фото - pinews.ru
Фото - pinews.ru
Центральным звеном пермской модели реформы здравоохранения стала система фондодержания, о которой рассказывалось в предыдущей статье (см. "Сбережение народа?..."). Суть ее в разделении поликлиник и больниц, финансировании поликлиник в зависимости от количества "прикрепленных" пациентов. Чем нас больше в списках, тем богаче поликлиника. С таким подходом можно бы и согласиться. Порядок финансирования более-менее прозрачен. Но это на фоне не конституционного и раздражающего многих командного "прикрепления".

Поликлиники стали распорядителями выделяемых средств. Именно они сейчас оплачивают работу "узких" специалистов, лабораторий, пребывание пациента в стационаре, операции… Оставшиеся средства поликлиники имеют право расходовать на приобретение нового оборудования, материальное поощрение врачей и другие нужды. "Семейный врач или поликлиника в логике конкурентной модели, - это главный консультант пациента, распорядитель финансовых средств большой группы пациентов", - пишет Чиркунов в своей статье.

Давайте вдумаемся в созданную систему. Заинтересованному в прикреплении граждан для лечения и получившему финансирование от государства и страховых компаний медицинскому учреждению в принципе невыгодно тратить средства, то есть направлять больных к "узким" специалистам, проводить лабораторные исследования их здоровья, тем более - направлять в стационар. Больные не могут попасть на больничную койку до тех пор, пока врач не увидит уже реальную опасность для жизни. Если увидит или захочет увидеть… Зато при экономии он получит существенную прибавку к зарплате.

Но и это далеко не все. В искусственно созданной системе ограничения доступа наших граждан к медицинскому обслуживанию особая роль определена для врачей общей практики. Именно без их направления пациент не может попасть на прием к "узкому" специалисту, в больницу, если не вызовет "скорую помощь", сдать анализы на лабораторные исследования.

Об этих врачах в первую очередь говорится во всех реформаторских документах. Им установлена относительно высокая заработная плата: по 15-16 тысяч рублей в месяц. Именно им в системе фондодержания отводится роль основных действующих лиц. Потому что главные врачи поликлиник в первую очередь с них спрашивают за экономию по каждому участку. Врачи общей практики по созданной схеме являются основными "фильтрами" в ограничении медицинского обслуживания населения. Доказательства? Кто не знает по себе, что не может по две-три недели попасть на прием к "узкому" специалисту, сделать сложный лабораторный анализ? А госпитализация может быть только в чрезвычайной ситуации… Лично я совсем недавно смог попасть на прием к "узкому" врачу только через месяц после того, как получил направление.

Но и врачам общей практики вряд ли кто из коллег завидует. Легко ли все время выслушивать, видеть очевидные проблемы в состоянии больного и знать, как долог будет его путь к "узкому" специалисту и к лабораторному исследованию? Да, собственно и самими больными им заниматься некогда. Из отведенного времени на пациента уходит минуты две. Доктору платят деньги не за то, что он с больным общается, рецепты выписывает, а за правильное оформление документов в компьютере. Труд однообразный и унылый…

В Конституции Российской Федерации написано: "Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений". Высказываю мнение: сложившаяся система ограничения доступа граждан к медицинскому обслуживанию является антиконституционным преступлением.

Пермские реформаторы уверяют, что "конкурентную модель" фондодержания они позаимствовали в Англии. Я уже писал, что еще в 80-х годах прошлого столетия фондодержание было "изобретено" в СССР и внедрялось в Ленинградской, Кемеровской и нынешней Самарской областях. Эксперимент во всех российских регионах закончился неудачно: зароптало население, в Ленинградской и Кемеровской областях выросла смертность.

В 1997 году в Англии действительно для врачей общей практики была внедрена система фондодержания, то есть финансирование отделений первичной медико-санитарной помощи в зависимости от числа прикрепленного (на добровольной основе!) населения. Для этих отделений был установлен и порядок расчетов со стационарами и специалистами за лечение их пациентов. Но в Англии категорически запрещено использовать сэкономленные средства на оплату труда персонала!

Нет у медицинских работников финансовой мотивации ограничения доступа к любому врачу или в госпиталь. Каждый подданный Ее Величества имеет доступ к любому врачу (есть специальные карты) в срок не более двух суток. И никто при их "развитом капитализме" не планирует разрушать сложную, но одну из лучших в мире систем государственного здравоохранения.

После долгого изучения английского опыта я с грустью понял, что в их системе здравоохранения, в отличие от нашей, главное - это пациент.

Василий Мосеев

Завершающие черты картины пермского здравоохранения, выявленные Василием Мосеевым, читайте в последней части его исследования

Размещено 14.02.2011
Опубликовано в газете "За человека" №01(25)

 Главная / Авторские материалы Василия Мосеева






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.