НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Авторские материалы Василия Мосеева

Наш ведущий корреспондент Василий Мосеев сегодня завершает своё сельскохозяйственное исследование. Его наблюдения и выводы сколь мрачны, столь же аргументированы. Ни одно из министерств Пермского края не отвечает за развитие сельских территорий,.. На вопрос о том, куда сбывать продукцию, пермские чиновники в открытую советуют фермерам бросать заниматься животноводством... Управленцы отрасли профнепригодны... А все широко разрекламированные пермской властью проекты в сфере сельского хозяйства - фикция...

ПРПЦ

 

Василий Мосеев
Сельский погром-2

Перед публикацией первой статьи о состоянии и проблемах сельского хозяйства в Пермском крае я попросил прочитать ее одного из лучших краевых специалистов-практиков в этой отрасли. После её изучения он задал всего один вопрос: "Не пойму, ты за возврат партийного руководства или предлагаешь какие-то другие варианты?.."

Кто нас кормит

Наивно и глупо было бы отстаивать большевистские идеи возврата к полному централизованному управлению агропромышленным комплексом. С соответствующим возвратом государству самих средств производства. Во- первых, как и в любой отрасли, в сельскохозяйственной сфере уже есть собственники, и они, как и их предшественники в начале прошлого века, при национализации возьмутся за топоры… Во-вторых, государство все же было крайне неэффективным собственником. Вкладываемые в сельскохозяйственное производство громадные деньги влияли на отдачу, производительность слабо. Мы это видели по постоянной нехватке продуктов. Неслучайно даже самые лояльно настроенные к власти экономисты образно называли село "черной дырой". Нет, я не зову к огосударствлению отрасли и, соответственно, новым социальным потрясениям. И дай Бог, чтобы это больше не произошло!

Сельский погром-2. Фото с сайта mk.ru
Фото с сайта mk.ru
Но давайте снимем с глаз идеологические шоры, внимательно взглянем на реальные изменения в жизни населения. Видимое изобилие продуктов на прилавках не является результатом резкого увеличения их производства. Страну пока кормят поставки в другие страны нефти, газа, минеральных удобрений и другого сырья. Сегодня Россия помогает развитию сельского хозяйства в далеких Аргентине, Бразилии, США, Дании.

Встречный поток даже некачественных продуктов может быть прекращен в любой момент. Например, по политическим причинам или из-за непомерно возросших цен. Кстати, цены уже "взбесились". И аналитики считают, что это только начало процесса: за последние годы в мире резко уменьшились запасы продовольствия.

Крайне недостаточное производство продуктов при прежней власти за последние 20 лет уменьшено примерно в три раза. Пермский край в этом процессе лидирует. Те, кто бывали в соседних Татарстане, Удмуртии, Башкортостане, видели, что села и деревни там ухожены, поля и фермы не заброшены. А наши прикамские села ужасают пустыми глазницами окон оставленных домов, заросшими осотом и лесом полями, бетонными остовами ферм. Сельскую местность в регионе покинули почти полмиллиона человек, в основном, молодежь. Полмиллиона, а то и больше, трагедий. В городах никого из них не ждут: ни жилья, ни работы. Нередко это путь в криминал.

И вера в праведность судьбы…

Но еще страшнее оставаться во все больше пустеющих деревнях и селах. Что стоит за этими словами, покажу на примере родного села. На малую родину, в Суксунский район, езжу довольно часто, но сразу с большим числом односельчан встречаться давно не приводилось. В тот раз мне сообщили о смерти родственницы, и надо было ехать. Во время похорон и после них я впервые обратил внимание, как худо одеты односельчане. Особенно, пожилые.

Потом были поминки. Как завещала родственница, без спиртного. Помянуть добрейшего человека пришли полсела, и мы в ожидании своей очереди сидели возле дома на скамейках, траве. Мужики привычно присели на корточки и закурили. Как-то сам собой разговор пошел о сегодняшней жизни. В селе, вытянувшемся вдоль тракта на 4 километра и все еще насчитывающем около 200 дворов, уже давно нет детского сада, закрыта школа. Закрывали и фельдшерско-акушерский пункт. Но помогло чудо: приехала жить на пенсии бывшая операционная сестра местной больницы и пока согласилась за сущие гроши от администрации поселения (оклад - 1500 рублей!) спасать от неминуемой гибели остатки народа. О профилактических осмотрах здесь никто и не помнит.

Половина домов в селе заброшены или, которые покрепче, перекуплены дачниками. Основные жители в оставшейся половине - одинокие старушки. Полноценные семьи с детьми на моей родине можно пересчитать по пальцам. Заработная плата в местном ООО мизерная. Почти все берут продукты в магазинах (вот их два!) "под запись", то есть в долг. Многие топят горе в пьянке.

Некогда за селом числилось около 3000 гектаров пашни. На ферме содержалось около 1200 коров и телят. Была крупная свиноферма. Сейчас засевается лишь около 500 гектаров зерновыми - на корм скоту. На ферме 200 коров. Но и их уже некому доить. Свиноферма давно ликвидирована. Самый новый трактор в сельхозпредприятии куплен 20 лет назад. Комбайны рассыпаются от ветхости. Зернокомплекс сгорел, остатки сдали на металлолом. Поля зарастают кустарником и сорняками.

Все это земляки рассказывали спокойно и… как-то покорно. Из жизни родного села помню и безысходную пьяную злость вернувшихся с фронта мужиков, рвущих на груди гимнастерки с боевыми орденами и медалями, и скандальные колхозные собрания, и светлые ожидания в начале новых реформ. Всем казалось - будет лучше. И вот сейчас, спустя 20 лет, эти безучастность, безразличие и в глазах, и голосах… Господи, что же такое произошло в русской жизни, что мои земляки, потомки сосланных сюда целым селом еще в середине 17 века за участие в бунте, стали так равнодушны к себе, к земле, к будущему?

Вынули душу

Таких сел и деревень в Прикамье тысячи. Из них вынули душу - веру в завтрашний день. Никому и в страшном сне не могло присниться продолжающееся почти 20 лет чудовищное разрушение сельской инфраструктуры. Вот несколько цифр из особенно подробно изученного мною состояния здравоохранения. За 15 последних лет, в основном, именно в сельской местности при реформах медицинского обслуживания населения было ликвидировано около 200 больниц и поликлиник, 307 фельдшерско-акушерских пунктов. Число фельдшеров, тоже, в основном, сельских, в крае сокращено на треть.

Сельский погром-2
Тогда, в начале реформ, никто и помыслить не мог, что к их 20-летию только число официально зарегистрированных безработных в сельскохозяйственной отрасли региона будет 46 тысяч человек, на 10 тысяч больше количества всех занятых в агрокомплексе Пермского края. Что в очереди на жилье будет находиться 81 тысяча семей, большая часть их квартир станут аварийными. Что, несмотря на выделенные из федерального и краевого бюджетов деньги на строительство 1820 сельских квартир, за последние три года их построят всего 472, или 26% к намеченному. Что из 468 оставшихся школ (было 600!) больше трети необходимо капитально ремонтировать. Что уже больше 10 лет в село редко едут специалисты сельского хозяйства, врачи и учителя…

Перечисленные проблемы имеют самое прямое отношение к выполнению региональных социальных программ за счет средств бюджетов. Кто же их выполняет в Пермском крае? Читаю положение о министерстве сельского хозяйства края. Кроме сельских производственных задач ставится и такая: "…отвечает за социальное развитие сельских территорий". А вот фраза из интервью министра Александра Логачева в газете "Звезда": "Министерство сельского хозяйства не должно расцениваться как управляющее всем, что делается на селе, Наше - это рабочие места, производство". Министр, видимо давно не читал положение о своем ведомстве, поэтому открещивается от решения сельских социальных проблем. Дальше он переводит стрелки на министерство регионального развития. А может, этими проблемами занимается министерство социального развития, тоже близкое по названию к рассматриваемой проблеме? Или руководители в крае о распределении ответственности в сельской местности все никак не могут договориться? Нет ответа.

Управленческий кризис

Но министерство сельского хозяйства все же признает свою ответственность за производство, рабочие места. В этом ведомстве по имеющемуся у меня списку работает 54 человека. Но из них только несколько человек имеют сельскохозяйственное образование. Остальные в лучшем случае экономисты или юристы. Во многих сельских районах "агробизнес" в аппаратах администраций курируют не управления, как рассказывает всем министр, а один человек. В числе таких Суксунский, Ильинский, Кишертский, Ординский, Оханский, Очерский, Частинский и другие районы. И далеко не всегда это специалисты сельского хозяйства. Чаще - экономисты. Чтобы просчитывать сводки и заявки.

Кто-нибудь представляет себе цех без технолога? В сельском хозяйстве агрономы и зоотехники являются именно технологами, без которых современный уровень производства просто немыслим. Но вот что сообщил по этому поводу в интервью названному изданию министр сельского хозяйства края: "Зачем иметь агронома, когда он нужен не круглый год? Лучше высококлассному специалисту заплатить за его несколько недель работы 100 тысяч рублей. То же самое и с зоотехником. Мы плохо кормим скот, не хватает зоотехников. А нужен-то один, который проехался бы по хозяйствам, взял на анализ кровь и прописал рацион кормления. Это услуга. И это не наше изобретение - на Западе такой опыт есть".

Небольшая цитата, очень сумбурный текст. Но у разбирающихся в сути дела специалистов по ней букет вопросов. Пример - по растениеводству. На западе средний размер хозяйства - 400 гектаров. В Пермском крае средний размер сельскохозяйственных организаций (еще действующих!) - 2500 гектаров. В таких условиях нужен не заезжий консультант, а специалист - организатор систем агротехники, семеноводства, защиты растений, севооборотов… Как бывший специалист в этой отрасли уверяю: напряженной работы агроному хватает на круглый год. Но… должности этих специалистов, видимо, с подачи министерства, во многих хозяйствах сокращены. А итог такой. В "приоритетном" картофелеводстве только половина площадей засаживается клубнями районированных сортов. В выращивании зерна ситуация лучше: семенами районированных сортов засевается 87% площадей. Но не элитных, а массовых репродукций. В итоге эффекта от таких семян нет. На фоне развала систем агротехники, защиты растений, крайне незначительного использования удобрений урожайность всех сельхозкультур в крае сейчас ниже уровня 20-летней давности. И в не засушливые годы. Вот и "зачем иметь агронома…", вот и производство "эффективным способом".

Про зоотехников еще трагичней. По мнению министра то их не хватает, то нужен один… Но почему-то их деятельность он ограничивает составлением рациона и совсем уж диким для зоотехников занятием - взять "на анализ кровь". Последнее - все же забота ветеринарных врачей… В итоге все в большем забвении в крае святая святых животноводства - племенная работа.

На этом фоне совершенно потрясающе выглядит фраза Логачева все в том же интервью о перспективах: "Нам нужно сельское хозяйство каким-то образом модернизировать и сделать его прибыльным". Значит, министр и сегодня не знает, как?

Недавно о таких заявлениях министра сельского хозяйства я рассказал знакомым фермерам, мужу и жене. А они горько улыбнулись и сказали в ответ:

- В районах-то других горе-начальников хватает. В прошлом году приходим мы в управление сельского хозяйства с вопросом: куда девать мясо? Мы выращиваем скот, и торговать нам некогда. А управленец: "Убирайте свиней и заботы не будет". Переглянулись мы и ушли. Потом такой же разговор был о наведении порядка в закупках молока. Нам в управлении посоветовали и с коровами так же поступить…

Разве это не абсурд?

Опыт есть. А местной власти он нужен?

Из сделанного обзора состояния социальных и производственных процессов в сельском хозяйстве можно сделать один печальный вывод: действующая во главе отрасли группа управленцев малопрофессиональна, не владеет ситуацией и не в состоянии создать современные производственные отношения. То есть систему финансово-инвестиционных, материально-технических и организационно-управленческих мер. Но вряд ли кто услышит мой голос. Давно известно, что в условиях жестко выстроенной вертикали власти руководители отраслей подбираются не по уровню профессионализма, а, скорее, по лояльности, готовности поддержать самые вздорные управленческие решения.

Сельский погром-2
Тем не менее, хочу предложить решить хотя бы элементарные проблемы сельскохозяйственного производства. Где-то - исходя из опыта других стран, где-то - нашего, где-то из простого здравого смысла.

Вот первый пример. Почти полвека назад в Японии правительство не согласилось с советами американцев о самоопределении мелких собственников земли и организовало объединение производителей в кооперативы. Их освободили от уплаты многих видов налогов, выделяли средства для развития. Кооперативы общим голосованием решали все вопросы своей деятельности. Но органы власти могли получать все сведения о их работе. Итог известен: кооперативы страны конкурентноспособны на внутреннем и мировом рынках, страна с ограниченными посевными площадями независима от ввоза продуктов. Даже несмотря на природные катаклизмы.

Второй пример. В Италии тоже полвека назад государство выкупило у "экстенсивных" помещиков землю и продало крестьянам с рассрочкой платежа в 30 лет. Получившие землю селяне должны были пройти трехгодичное обучение и не менее 20 лет состоять членами организуемых кооперативов. Они не имели права сдавать землю в аренду или перепродавать свои участки. Были введены и региональные варианты реформ.

Есть интересный опыт и в нашей стране. В Бийском районе Алтайского края, спасая животноводство, воссоздали колхозы. Коллективное стадо стало расти. Сейчас в нем 40 тысяч голов крупного рогатого скота, больше 10 тысяч коров. Суточные надои - около 14 литров. Напомню: Бийский район - промышленный, а не сельскохозяйственный!

Читатель, который внимательно следит за прессой, сейчас может меня упрекнуть: зачем ты пишешь о зарубежном опыте, каком-то Бийске, если о инновациях в деятельности нашего министерства сельского хозяйства тоже много публикаций. Уверяю: все их изучаю. И о 2 миллиардах частных инвестиций с мутным сроком "в ближайшие несколько лет", и о 23 инвесторах в экономику села, и о росте числа других желающих вложить в эту сферу свои деньги, и о проекте "200 топ-менеджеров" с 13 купленными неэффективными хозяйствами, и об агрохолдингах, и о франшизах... О многом читаю.

Конечно же, хочется верить, что все это работающие рыночные механизмы. Но пермская действительность приучила быть осторожным. Стройная система мер здесь просматривается очень слабо. Скорее это не решающие проблему в целом, а точечные меры. И поэтому похожие на рекламные приемы. Тем более, что еще не стерлись в памяти публикации и телерепортажи о поездках "рыночного" бывшего министра сельского хозяйства, ныне заместителя председателя правительства края Елены Гилязовой на страусиные фермы и теплицы, где выращивают розы. Понятно, что страусиными яйцами и розами продовольственную корзину не наполнишь. Зато это хороший рекламный ход. За что, видимо, Гилязова была замечена и повышена.

Для примера о доступности селянам разрекламированных рыночных проектов расскажу о франшизе (этот английский термин у нас употребляется не точно). Недавно в опубликованной информации от министерства рассказывалось о 16 направлениях работы для предпринимателей и владельцев личных подворий. В их числе не только откорм бройлеров, кроликов, содержание перепелок, разведение овец, но и выращивание чеснока, рассады цветов, посадочного материала малины… Хоть эти направления и не решают проблемы производства продуктов в целом, но, несомненно, способствуют снятию проблемы занятости сельского населения. Надо только приветствовать! Но… на 37 сельских районов в этом году выделено всего 7,5 миллиона рублей (0,04% общего бюджета поддержки сельского хозяйства), примерно по 200 тысяч рублей на район. При стоимости каждого проекта от 72 до 500 тысяч вся эта история больше похожа на очередную рекламную кампанию министерства: только помазать сверху. А если еще учесть, что каждому участнику проекта будет компенсирована половина затраченных средств только после реализации продукции, то и вовсе становится грустно. Где же возьмет простой селянин десятки, а то и сотни тысяч рублей для развития своего дела? Поэтому приходится с долей недоверия относиться уже к любым проектам министерства.

Требуется элементарный порядок!

Да что писать о проектах, если не работают даже элементарные экономические механизмы. Вот один из фермеров Большесосновского района еще в августе прошлого года в соответствии с договором продал Верещагинскому комбинату хлебопродуктов 260 тонн зерна. Почти на миллион рублей. Деньги не получил до сих пор, хотя прошло 7 месяцев. "На носу" посевная. А цены на семена и удобрения растут. И таких обманутых фермеров десятки. Министерство такие ситуации должно разрешать, или это только "отношения между субъектами бизнеса"?

Другой пример. Любое сельскохозяйственное предприятие при огромном диспаритете цен на продукцию у нас выплачивает еще и больше 10 видов налогов. Разве не логична в таком случае инициатива министерства, правительства по созданию системы льгот в уплате хотя бы местных налогов? Думаю, депутаты Законодательного Собрания к этому предложению отнеслись бы с пониманием.

А постоянные обманы сельхозпроизводителей по жирности и кислотности при приемке молока? Или громадные скидки при приеме скота на забой? Давно пора навести порядок и в этой сфере. Но переработчики продолжают наживаться за счет производителей, и на них нет никакой управы. Все об этой проблеме знают, но мер нет.

Или отношение к участникам принятых в регионе программ. Один из знакомых решил принять участие в программе субсидирования начинающих предпринимателей. Шесть раз (!) он съездил из глубинного района края в Пермь, то в министерство сельского хозяйства, то торговли. С него, простого селянина, потребовали 48 листов экономических расчетов. В минсельхозе дали даже номер телефона, "где помогут". Как выяснилось, за 25 тысяч рублей! Интересно, не так ли?.. Волокита длилась 9 месяцев. А получал крестьянин на свой проект всего сто тысяч. И все равно из этой суммы заплатил за составление бумаг. Так, может, министерству в таких случаях надо оказывать людям бесплатную помощь? Уменьшить бюрократическую волокиту?

И главное. Велико сегодня в селах и деревнях состояние уныния. Этот грех не только на моих односельчанах. Думаю, многие даже упиваются чувством заброшенности. И этим парализуют свою волю. Надо понять: уже 20 лет мы живем в другом мире. Жестоком. Надо объединяться, чтобы работать в новых условиях. Объединяться всем и оказывать серьезное воздействие на бездельничающую власть. Объединяться, чтобы вместе защищать свои человеческие и гражданские права.

…А руководству отрасли не надо ездить за опытом далеко в другие страны. Проще по-соседски вместе с учеными сельхозакадемии, руководителями сельхозпредприятий сначала съездить в соседние республики. И изучение их опыта, использование его будет для отрасли полезней любых рекламных акций.

Василий Мосеев

Размещено 05.04.2011

 Главная / Авторские материалы Василия Мосеева






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.