НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №8(024)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№8(024)
Декабрь 2010 г.

логотип газеты "За человека"

Расследование

Прокурорский самосуд

Мальчишки
Они сидят на диване нахохлившись, как галчата в ненастную погоду. На меня смотрят напряженно, тщательно подбирают каждое слово, оглядываются на родителей. Словно на допросе. Хотя я изо всех сил стараюсь создать обстановку доверительной беседы: подбадриваю, расспрашиваю об интересах каждого…

Саша Волков после встречи с Игорем Моревым
Саша Волков после встречи с Игорем Моревым
Видно, тема беседы не особо располагает к доверию незнакомому взрослому. Летом этого года одного из троих моих собеседников, Сашу Волкова, жестоко избил старший помощник прокурора города Соликамска Игорь Морев. Двое других подростков, Максим Черепанов и Илья Левин, видели эту дикую расправу над своим товарищем. Вот что рассказывает Саша Волков:
- Это было 22 июня. Мы с ребятами играли на лугу. Потом пошли домой возле новых домов. Кто-то и говорит: давайте залезем, посмотрим. Мы залезли, поднялись на второй этаж. Ничего там не трогали, не крали… Потом увидели черную "Тойоту" и побежали. Я стал перелезать через забор, и тут меня схватил за ногу Морев.
- Точно он?
- Его фамилию мы узнали позже. Морев стал бить меня по голове, пинать в живот. Потом от очередного удара, не помню куда, я потерял сознание. Когда пришел в себя, почувствовал, что он поднимает меня и придушивает цепочкой, которая была на шее. Не знаю, что было бы дальше, но в этот момент по улице шли какие-то тети. Они на него закричали, что задушит, и Морев меня отпустил. Потом сказал мне и подошедшим Илье и Максиму, что еще раз увидит нас здесь, у дома, - снова изобьет.

Максим и Илья подтверждают рассказ Саши Волкова. В деталях, вплоть до числа ударов ребенку по голове, пинков, попытки задушить.

Пока ведется запись на диктофон, разглядываю ребят, их родителей. Очень внимательно, потому что в составленных через полтора месяца протоколах допросов Морев и приехавшие с ним на стройку жена и теща говорят о подростках как чуть ли не о малолетних бандитах.

Нет. Все очень аккуратно одеты, ясно и понятно дают оценку ситуации с избиением. У детей в школе нет проблем. В дом они зашли просто из мальчишеского любопытства. Кто из нас в отроческом возрасте этим не грешил?

Мама
Ольга Волкова работает на бумажном комбинате лаборантом. Но в июне находилась дома: готовила дипломную работу для защиты в вузе. Когда увидела хоть и отмытого друзьями, но избитого сына Александра, ужаснулась. Под глазом громадный кровоподтек, на голове шишки, на шее гематома от цепочки, тело тоже в шишках и кровоподтеках. Саша сначала сказал, что подрался с ребятам. И ни слова о том, с кем и почему. Мальчишеская гордость. Но скоро его стало тошнить, появилось головокружение - признаки сотрясения мозга - и подросток сознался матери, кто его избил.

- Я его сфотографировала на сотовый телефон, а утром 23 июня повезла в травмпункт больницы. Там после обследования ребенку составили справку, назначили лечение, а мне сказали, что домой приедет участковый и составит необходимые документы, - рассказывает Ольга Евгеньевна. - Но участковый в этот день не приехал. 24 июня я сама позвонила в дежурную часть милиции. Обещали. И снова никто не появился. Тогда я поехала в дежурную часть, написала заявление. Только после этого милиция занялась хотя бы составлением протоколов… Но когда я писала заявление, допустила ошибку: указала время избиения ребенка 13 часов (дома часы остановились), а на самом деле это произошло ближе к вечеру. Этой ошибкой потом и воспользуются…

Не знала в тот момент Ольга Волкова, с какой системой круговой поруки она столкнулась в поиске справедливого наказания прокурорского чиновника. Недаром добрые люди ей передавали: там "все схвачено".

Машина бесправия
Участковый милиционер Сергей Зарифуллин занялся делом об избиении подростка на шестой день. Необходимые документы были подготовлены и переданы в мировой суд. Впрочем, передача документов в суд было ошибкой - участковый сразу мог установить, что подозреваемый является специальным субъектом права.

Дом прокурорского работника, даже недостроенный - это святое!
Дом прокурорского работника, даже недостроенный - это святое!
Заявление о рассмотрении дела Ольга Волкова писала мировому судье участка №117 Татьяне Якимовой - теще Игоря Морева и одновременно возможному очевидцу происшествия: в тот вечер она была вместе с зятем в машине и должна была видеть расправу.

Справедливости ради надо отметить, что постановление об отказе в принятии заявления о привлечении к уголовной ответственности Морева подписала не его теща, а судья другого участка. В документе дано разъяснение, что в отношении сотрудников прокуратуры применяется особый порядок производства по уголовным делам, и заявительница "вправе обратиться к руководителю межрайонного следственного отдела следственного управления при прокуратуре РФ по Пермскому краю Кириенко К. В.".

После этого документы попали в городской следственный отдел при той же прокуратуре, к следователю Леониду Панкову. Как пошел новый этап проверки, можно проследить на примере судебно-медицинской экспертизы пострадавшего. 28 июня государственный судебно-медицинский эксперт Сергей Денисов в акте написал, что у подростка "закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, кровоподтеки на лице справа…". Спустя полтора месяца, 4 августа, при следователе Панкове другой государственный судмедэксперт Валерий Никроенко обнаружил только "кровоподтек и отек мягких тканей в области правой глазницы… данные телесные повреждения как вред здоровью не квалифицируются". На бытовом языке: отстаньте, мамаша, спорить тут не о чем…

Более того, в объяснениях Игоря Морева и членов его семьи звучат покровительственный тон и разоблачительные детали. "Почему Зарифуллин направил материал в прокуратуру?" - задает Морев вопрос следователю. Якобы он этого мальчика вообще не видел и тем более не избивал. Да, вечером 22 июня видел возле своего дома каких-то подростков, ласково поднял с земли одного "самого грязного", упавшего с забора "вниз головой" и попросил его больше к дому не приходить. И тут же переходит в наступление: дому нанесен серьезный ущерб (какой ущерб могли нанести подростки? там и сейчас кирпичные стены да крыша - смотрите фото), отчим подростка якобы потребовал с него сто тысяч рублей "отступных". Супруга Морева Елена тоже сообщает о злостном преследовании неким гражданином ее мужа и о поданном в милицию заявлении про порчу имущества, то есть строящегося дома. В общем, по сути таких показаний надо возбуждать встречное уголовное дело!

Как вы уже догадались, дорогой читатель, следователь Панков на основе таких объяснений и документов написал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. На четырех страницах текста многое не укладывается в рамки даже здравого смысла. Про избитого Сашу Волкова он пишет, что он "сорвался с забора, упав на землю, на бок, в результате чего мог получить травму головы", тут же рядом, что "он падал с велосипеда и получал телесные повреждения", затем о некой "драке с мальчиками". Наконец, сославшись на акт судмедэксперта от 4 августа, следователь Панков тоже вред здоровью ребенка не увидел.

Еще беспомощней - о присутствии помощника прокурора возле его дома. В одном месте Панков пишет: "Морев крикнул "Стой!". Через 6 строк: "В указанное Волковым время его избиения Морев находился на судебном заседании и не мог причинить телесные повреждения" (?). Вот так следователь Панков использовал ошибку матери подростка о времени избиения. Ясно, что просто не захотел разобраться.

В конце постановления об отказе Панков уже пишет о "недостоверных сведениях, сообщенных малолетним сыном" и даже об уголовной ответственности Волковой за "заведомо ложный донос о совершении преступления". Вот так ловко следователи могут ставить с ног на голову суть событий.

Но снова Ольга Евгеньевна не сдалась. Написала жалобу о незаконном отказе в возбуждении дела прокурору Пермского края Александру Белых. В краевой прокуратуре, видимо, не долго ломали голову и отправили ее письмо обратно в Соликамск, исполняющему обязанности прокурора А.В. Трегубову. Вероятно, заместители прокурора Евгений Самойлюк и Игорь Морев долго вместе смеялись над верящей в закон и право лаборанткой бумкомбината. И Самойлюк подписал ей ответ с отказом.

Судья Богатырев
Не приведи Господь никому из вас, уважаемые читатели, оказаться под тяжелыми жерновами нашей правоохранительной системы. А из тех, кто оказывались, многие могут дополнить эту историю своими. Не только милицию, всю систему надо реформировать. Да кто это будет делать: старший помощник прокурора Морев со следователем Панковым?

И все же после изучения всех материалов этой грустной истории хочется оставаться оптимистом. Есть люди, поступки которых вызывают глубокое уважение. Ольга Волкова все же не смирилась и обратилась с жалобой в Соликамский городской суд на отказ в возбуждении уголовного дела. 9 ноября под председательством судьи Владимира Богатырева жалоба была рассмотрена.

Не буду перечислять статьи законов, на которые ссылается при принятии постановления судья Богатырев. Он пришел к выводу, что следствие проведено не полно, не всесторонне, без соблюдения всех требований уголовно-процессуального законодательства. Дело в том, что Игорь Владимирович Морев, как старший помощник прокурора, является лицом, в отношении которого применяется особый порядок производства по уголовным делам. Решение о возбуждении уголовного дела или отказе должен был принимать руководитель вышестоящего следственного органа. В данном случае - Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Пермскому краю. Значит, Панков не имел права ни вести проверку, ни отказывать в возбуждении уголовного дела.

А что, ни следственный отдел, ни прокуратура города Соликамска, ни краевая прокуратура об этом не знали? Тогда они либо плохо знают закон, либо сознательно его не исполняли. Лично я склоняюсь ко второму мнению.

Но вернемся к судебному решению. В документе написано, что следственный отдел города Соликамска должен был сразу направить заявление "по подследственности". Отмечены и допущенные в ходе проверки нарушения. Предложено дать оценку имеющимся в материалах проверки двум взаимоисключающим актам судебно-медицинской экспертизы пострадавшего, все же разобраться с фактическим временем происшествия, найти видевших все это взрослых свидетелей, "дать оценку доводам Морева о требовании у него денежных средств". Судья В. В. Богатырев признал отказ в возбуждении уголовного дела в отношении И. В. Морева незаконным и необоснованным.

Вот основанная на соответствующих статьях закона убедительная позиция. Вы думаете, с ней согласился сотрудник прокуратуры Морев? Он написал кассационную жалобу в краевой суд. По моему мнению, невинный человек, наоборот, должен бы потребовать объективного расследования событий вышестоящим следственным органом.

Дело по-прежнему не рассмотрено. Надеюсь, читателям ясно, кому это выгодно.

Про этику и законность
Есть в нашей журналистской профессии важная этическая норма: при расследовании любого противоборства выслушивать все стороны. За день до поездки в Соликамск, 30 ноября, я позвонил Игорю Владимировичу, представился и предложил встретиться, чтобы побеседовать о том, что же, по его мнению, произошло 22 июня. Привожу наш диалог:
- 22 июня никаких событий не было. Я вообще в этот день там не был.
- Где "там"?
- У своего дома. У меня есть документ, могу послать факсом.
- Запишите номер телефона…
- Нет, сначала пошлите запрос.
- Тогда ведь я получу ваш документ только через месяц. Давайте встретимся.
- По вторникам я принимаю граждан. Приму и вас. Запишитесь…

Все это было сказано покровительственным тоном. При встрече, вероятно, еще и со снисходительным похлопыванием по плечу.

Да и говорить стало не о чем. Не был, не избивал - ясно даже из состоявшегося короткого разговора. А документы вроде отказного постановления следователя Панкова у меня уже есть.

Уверенность блюстителя правопорядка в своей безнаказанности видна, как говорится, невооруженным глазом. Почти полгода следственный отдел и прокуратура города Соликамска запутывают не такое уж сложное дело. И не только запутывают. 19 ноября Соликамская городская прокуратура, как и Морев, обратилась в краевой суд с кассационным представлением. Просит отменить решение городского суда, поскольку считает его "необоснованным". Ведь городской прокуратурой "не установлено факта совершения деяния". И далее - ссылка на итоги того же "дознания", которое проводил следователь Панков!

Ход рассуждений блюстителей закона и порядка понятен: плохо, конечно, что сотрудник прокуратуры ребенка избил, но не ломать же из-за такого пустяка человеку карьеру… После следствия будет суд. И такой же судья, как Богатырев, даст поступку Морева предусмотренную законом оценку. А судимость и работа в прокуратуре несовместимы! И будет уволен "свой человек".

Но согласитесь, старший помощник прокурора не ребенок. За свои поступки должен отвечать по закону, а не лукавить и не запутывать следствие.

По моему мнению, уже сейчас Морев не может работать в прокуратуре. При тщательной проверке могут выявиться и другие подобные факты. Сегодня о них много говорят в Соликамске.

Послесловие. 21 декабря судебная коллегия по уголовным делам краевого суда под председательством В.А. Белозерова отменила решение Соликамского городского суда по заявлению Ольги Волковой и направила дело на пересмотр в другом составе суда. Таким образом, возбуждение уголовного дела по избиению ребёнка опять отодвинуто на неопределённый срок. Между тем, Игорь Морев продвинут по служебной лестнице: назначен исполняющим обязанности заместителя прокурора Соликамска.

Василий Мосеев
Размещено 07.01.2011

 Главная / Наша газета / №8(024)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.